Сайт -Мы победили-
Блокада Ленинграда >> Список статей >> Читать


Летописец эпохи

Летописец эпохи

 

Фрагмент из неопубликованной книги Мурада Мамедова о фронтовых кинооператорах

 

Строгое, худощавое лицо. Всегда гладко выбрит. Седоватые виски. Плотно  сжатые губы. Сосредоточенный взгляд. Военная гимнастерка с воротничком (ещё старого покроя), в петлицах  -  по шпале. Капитан. Портупея через плечо… Таким запомнился кинооператор Владимир Страдин военной поры. Таким запечатлен он на случайной фотографии.

 

Страдин вообще был человеком скромным. Старался не выпячиваться среди других, не расталкивал локтями коллег, чтобы оказаться в первых рядах. В воспоминаниях о войне и блокаде его фамилию можно и не найти. Но обстоятельство это вовсе не говорит о том, что Страдин был последним человеком на студии, «плохишом». Плохих не награждают, уверяю вас!

 

…Декабрь 1941-го. Жизнь в осаждённом Ленинграде становилась всё труднее. Город погрузился в темноту. Не было тепла и воды. На заснеженных улицах застыли трамваи и троллейбусы. Со столбов свисали до земли провода, оборванные при бомбёжках… Голод и холод делали свое страшное дело: в декабре от дистрофии умерло более пятидесяти тысяч ленинградцев. Студия прекратила работу. Операторы разошлись по домам, прихватив с собой аппаратуру и плёнку. Они продолжали снимать. Изо дня в день. Не зная, когда будет проявлена плёнка, да и будет ли проявлена она вообще.

 

Страдин снимал каждый день. Снимал всё, что видел: боевые корабли,  стоящие у набережных Васильевского острова, разрывы снарядов, разбитые вагоны трамваев, очередь у булочной, вражеские самолеты в небе…

 

Слабел Страдин. Пухли ноги, кружилась голова. Каждый шаг давался с трудом. Кинокамера становилась всё тяжелее… Но каждый день Владимир Иванович выходил из дома, чтобы работать. По утрам выпивал чашку кипятку с ломтиком круто посоленного хлеба и начинал собираться. Детские саночки, бидон для воды, кинокамера на ремне под полушубком. Надо её согревать, а то ещё и откажет.

 

А на улице  -  привычная картина. По тропинкам, протоптанным через сугробы, бредут горожане. Тащат саночки с вёдрами и бидонами. Две женщины стараются вытянуть из сугроба санки, на которых закутанный в одеяло человек. Ещё живой…  А фоном к этим картинам  -  догорающие дома, развалины с пустыми глазницами окон. Разбитые уличные часы…

 

Разбитое стекло, исковерканные стрелки, круглая рама раскачивается на морозном ветру…  Спрашивается: зачем снимать эти часы? Для чего тратить дорогую пленку? Что интересного?

 

Страдину это казалось интересным и важным. Ведь под этими часами, на этом углу до войны назначались свидания. Встречались счастливые влюблённые…  Где-то они теперь?

 

Высохшие, как у мумии,  руки блокадника. Замусоленная, помятая кукла, забытая на снегу у обгоревшего дома. Весы на прилавке. На одной чаше  -  две гирьки. Малюсенькие. Сто двадцать пять граммов. На другой чаше  -  ломтик хлеба. Блокадная пайка…

 

Всё просто и обыкновенно. Если бы не большой уличный термометр. А на нём застыло: минус сорок градусов…

 

В документальном кино нет случайных мелочей. Всё, что снято на пленку,  -  уже документ. А задача оператора  -  найти самое интересное и самое выразительное.

 

Обычный блокадный день, сохранившийся в истории трудом оператора Страдина и ставший достоянием всех последующих поколений… 9 мая 1943  года (это за два года до Победы!) в 12 часов 40 минут по городу был дан залп из 18-ти снарядов. Один из этих снарядов, разорвавшийся у дома № 55 по Среднему проспекту, убил 12 малышей. Старшему из них было шесть, младшему  -  четыре…  Десять тяжело раненных  детей санитарный транспорт немедленно отправил в больницу… А на тротуаре остались лежать распростёртые детские трупики. У некоторых были оторваны ручки, ножки. Кругом валялись шапочки. Шарфики, рукавички…

 

В материалах Нюрнбергского процесса над главными военными преступниками есть и сообщение о гибели при артобстреле детей детского сада фабрики им. Урицкого: «В ходе заседания Суда Народов были показаны кадры, заснятые В.И. Страдиным, случайно оказавшимся недалеко от детского садика в момент обстрела и гибели детей…»

 

Перечитывая этот давнишний документ, ловишь себя на мысли: «Страдин случайно оказался? Быть того не может! Он работал».

 

Эта, одна из многих ленинградских трагедий, стала, наверное, только каплей в чаше ответственности, которую должны были испить главные военные преступники, представители фашизма… И ради этой капли Владимир Страдин жил и работал  -  в блокадный голод, при обстрелах и бомбёжках. Он не мог ошибаться…  Не имел права!

 

Как закончилась для Страдина блокада? Что снимал он в последний блокадный день? Снимал салют на Стрелке Васильевского острова. Наш первый победный салют…

 

…Военные кадры, снятые лауреатом Государственной премии, кавалером многих боевых наград Владимиром Ивановичем Страдиным, давно уже стали хрестоматийными и обошли весь мир.

 

Всё это люди увидели глазами Страдина  -  устремленными и сосредоточенными, строгими и правдивыми.

 

СК- Новости, 29 апреля 2005 г.

 

За  данную  статью  большое  спасибо  Кате!

 




© Copyright
Сайт Марины Турсиной "Мы победили", 2010-2011
Все права защищены. При перепубликации материалов активная ссылка на сайт обязательна.

Для кого-то, услуги юриста могут помочь решить все вопросы, связанные с бизнесом и гражданским правом.
Зацените прикольный дизайн сайта грузоперевозчика по Украине vashadostavka.com.ua Там можно кликать по разным видам транспорта и картинка оживает!