Сайт -Мы победили-
Концлагеря >> Книги о концлагерях >> Содержание >> Читать

МИХАИЛ ДЕВЯТАЕВ

  МИХАИЛ ДЕВЯТАЕВ

 

ПОБЕГ ИЗ АДА

 

 

           Мордовское книжное издательство Саранск

 

 

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

 

о присвоении звания Героя Советского  Союза

старшему лейтенанту ДЕВЯТАЕВУ М. П.

 

За проявленные мужество, отвагу и ге­роизм в борьбе с немецко-фашистскими за­хватчиками в период Великой Отечествен­ной войны присвоить старшему лейтенанту ДЕВЯТАЕВУ Михаилу

Петровичу   звание ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА с вруче­нием ордена ЛЕНИНА и медали „ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА"

 

Председатель Президиума

Верховного Совета СССР     К. Ворошилов.

 

Секретарь Президиума

Верховного Совета СССР  —   И. Георгадзе.

 

Москва, Кремль.                15 августа 1957 года.

 

 

 

Книга эта написана не писателем. Автор — Герой Советского Союза М. П. Девятаев — вспо­минает на ее страницах о своем участии в вели­кой битве советского народа с фашизмом, о тяжких муках, выпавших на его долю в застенках гитлеровских концлагерей, для которых и сравне­ние с библейским адом — слишком слабое срав­нение. Он пишет о железной стойкости советских людей в плену, о том, как они не только органи­зовали сопротивление в условиях концлагерей, но и сумели бежать на Родину, захватив немец­кий бомбардировщик,

М. П. Девятаев в своей книге пишет только правду, которая завладевает сердцем читателя сильнее всякого вымысла.

 

 

 

Передо мной стопа писем. На конвертах штампы различных городов, воинских частей — со всех концов страны. Советские люди самых различных возрастов и про­фессий  — рабочие, инженеры, колхозники, студенты, учащиеся, воины Советской Армии — шлют теплые, за­душевные слова привета, просят рассказать подробно о себе и о том, как нам, группе советских военноплен­ных, удалось захватить вражеский бомбардировщик и вырваться на нем из жестокой неволи, прилететь на Родину.

Мне хорошо понятны чувства советских  людей, их интерес к нашему перелету и его участникам.

Дорогие товарищи! Прежде чем приступить к изло­жению истории нашего необычного перелета, хочу заме­тить, что многие из вас допускают ошибку, когда пишут, что я «совершил беспримерный подвиг» и т. д., думая, что заслуга в этом принадлежит только мне. Это невер­но. Если даже наш перелет можно назвать подвигом, то он принадлежит не мне одному и никому из его участни­ков, а всему советскому народу, воспитанному Коммунистической партией в духе безграничной любви и предан­ности своей Родине. Один я или даже вся наша группа, улетевшая из концлагеря на фашистском самолете, ни­чего бы не сделали в тех ужасных условиях гитлеровского плена, в каких мы находились. Осуществить это было далеко не просто одному или нескольким людям. Перелет как таковой явился завершением длительной и  упорной подготовки к нему, в которой прямо или кос­венно участвовали сотни советских патриотов — комму­нистов и иностранных антифашистов — узников гитле­ровских застенков.

Главную роль во всем сыграла подпольная комму­нистическая организация, которая оказывала огромное влияние на массы узников фашизма, сплачивала их и вела борьбу с врагом в самых, казалось бы, невозмож­ных условиях, помогала выжить умиравшим от голода и издевательств врага, организуя взаимную выручку и товарищескую взаимопомощь, цементировала боевую интернациональную солидарность. Я хорошо знаю, что если бы не это, меня, как и многих других, давно не бы­ло бы в живых, а следовательно, не было бы и переле­та, о котором идет речь.

Вот я и хочу рассказать, как все происходило в дей­ствительности: как я попал в плен, что довелось там пережить, как готовился захват вражеского бомбардировщика и как мы, советские люди, победили смерть…

 

М.П. Девятаев, 

Герой Советского Союза

 

 

 

 

МЕЧТА ОСУЩЕСТВИЛАСЬ

 

Моя биография проста и обыкновенна, как и у боль­шинства советских людей. Родился в 1917 году в бедной крестьянской семье села Торбеево (Мордовия) тринадцатым по счету ребенком. Забитая в условиях, созданных царским самодержавием, семья влачила жалкое существование, еле перебиваясь с хлеба на воду, и по­этому мое появление на свет встретила без особой радости. Лишний рот! Но родился я под счастливой звездой: начинался новый век — свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция, которая несла людям свободу и счастье. Отец мой ушел защищать молодую Советскую Республику и не вернулся — погиб от белогвардейской пули.

Рос я отчаюгой, драчуном, заводилой среди ребят. В 1923 году пошел в школу, а в январе 1924 года был исключен за шалости на уроках и постоянные драки с одноклассниками.

— Подумаешь, важность какая!.. И без школы обой­дусь,— говорил я товарищам, а у самого сердце сжима­лось от обиды на самого себя: «Что я, хуже всех? Товарищи учатся, а я один теперь с тоски пропадаю, и поиграть не с кем… Зачем мне нужны были эти драки?»

Несколько дней я никуда не выходил из дому от стыда. От скуки места себе не находил. А тут еще мать журит без конца и плачет, что я у нее такой неудачный вышел — настоящий шалопай, которого даже из школы  выгнали. Обидно было слушать такие слова, потому что я был о себе другого мнения: никакой я не шалопай, стоит только мне захотеть — и стану примерным учени­ком, даже лучше других. Пусть примут обратно, тогда увидят... Но учительница сказала, что не допустит меня на уроки, пока не попрошу прощения перед всем клас­сом и не пообещаю всему классу исправиться. На это у меня не хватало духу. Перед одной учительницей, так уж и быть, готов покраснеть и попросить прощения, но перед классом... Нет, не могу.

Все решил один день, который запомнился мне на всю жизнь. Над заснеженным селом стоял жгучий мо­роз. Звонко потрескивали разукрашенные серебристой бахромой деревья. Под ногами прохожих жалобно виз­жал спрессованный снег. Я стоял у окна, дул на стекло я царапал ногтями морозные узоры. Со стороны стан­ции слышались тревожные гудки паровозов. В избу вошла мать с соседкой — бабушкой Матреной. Я сразу за метил, что у обоих покрасневшие глаза. Молча уселись они на скамье и горько заплакали.

Я бросил свое занятие и нерешительно приблизился к ним:

— Не надо, мама... Я исправлюсь... Вот увидишь... Но у матери было свое, взрослое горе. Она вытерла  слезы и погладила меня по голове:

— Эх, сынок... Я не из-за твоей школы... Знаю, что ты исправишься... А этого горя не поправишь...

— Какого, мама? Ну, скажи, чего ты плачешь?

— Умер... Ленин...  — с болью произнесла она  и  заплакала еще больше.

Я не знал еще, кто такой Ленин, но горе матери пе­редалось и мне. Мне стало жалко Ленина, хоть никогда его не видел и ничего о нем не слышал.

—  А кто он, мама?  — спросил я, сдерживая слезы,

— Это наш спаситель,  — объяснила мне мать.  — Он дал нам дом, хлеб, хорошую жизнь. Он был самый ум­ный человек на свете, всю жизнь боролся за то, чтобы нам лучше жилось...

— А как же мы будем жить без него?

— Будем жить, как он велел. А велел он учиться всем,— мать посмотрела на меня с укором,— но ты вот учиться не хочешь, тебя из школы исключили... Таких не любил Ленин...

Долго рассказывала она мне о Ленине, о том, как он любил бедных и не давал их в обиду богатым, как хо­тел, чтобы все, кто трудится, были грамотными, чтобы сами научились строить новую, счастливую жизнь.

Тогда я дал слово матери, что попрошу прощения перед классом, не буду больше шалить и стану хорошо учиться, чтобы стать грамотным, как велел Ленин. Так и сделал на другой день. Я даже не покраснел, когда давал классу обещание исправиться, потому что думал о Ленине.

И вот я снова в школе. Обещание свое сдержал — стал вести себя хорошо и старательно учиться. Успешно переходил из класса в класс.

В детстве любил я слушать рассказы старших и чи­тать книги о гражданской войне. В душе завидовал взрослым и сожалел, что я «опоздал родиться». Ведь из-за этого не довелось и повоевать за Советскую власть, как Чапаев, Пархоменко, Буденный. Старшие всё сами сделали, а на мою долю ничего не осталось.

В 1929 году семья вступила в колхоз. Зимой я учился в школе, а летом вместе с матерью работал на колхозном поле. Окончив 7 классов, вступил в комсомол. Народная власть дала мне, бедному крестьянскому пар­ню, возможность учиться дальше, выбирать себе любую профессию. «Кем же быть?»  — задумывался я все больше  и ни на чем не мог остановиться. Выбрать дорогу в жизнь оказалось не так-то просто, когда их перед тобой сотни.

Однажды около нашего села приземлился самолет. Это было необычайное диво, всколыхнувшее все окрест­ные деревни. Ватага восхищенных деревенских ребяти­шек плотной стеной окружила диковинную стальную птицу. Из самолета вышел мужчина в кожаном пальто, в таком же шлеме, с огромными очками на лбу. Мы стояли как завороженные: не дыша, в изумлении разглядывали летательную машину, с завистью бросали взгляды на лет­чика. Он казался мне волшебником и чародеем. Человек, который летает!.. Что может быть интереснее его про­фессии? Вот бы подняться с ним под облака, а еще луч­ше  — самому научиться летать! Загорелось мое сердце. Теперь я знал, кем хочу быть. Во что бы то ни стало буду летчиком.

С этого дня, кроме самолета, я больше ни о чем не думал. Мое воображение рисовало захватывающие кар­тины летной жизни. Даже во сне то парил в облаках, то с головокружительной быстротой проносился над род­ным селом, то прыгал с самолета с парашютом. И не один раз во время таких снов «пикировал»...  с кровати на пол. И то полет!

Однажды я поделился своими планами с товарища­ми. Многие из них тоже решили обрести крылья. Несколь­ко человек нас решило всем вместе «удариться на лет­чиков», и все тут. Поехали в Казань поступать в авиационный техникум. Матери и друзьям я сказал:

— Приеду только летчиком, а пока им не стану, не ждите!..

Но надо же было так случиться, что в спешке я за­был захватить с собой свидетельство об окончании се­милетки. Приехал в Казань, к экзаменам меня не допустили. Пока по почте затребовал свидетельство из дому, прием закончился. Товарищи мои поступили, а я остался. Горько и обидно стало. Но что поделаешь? Возвращать­ся домой стыдно было — засмеют товарищи. Поступил на судоводительное отделение Казанского речного тех­никума. Но мысль об освоении летного дела не покида­ла меня ни на минуту. Учился на капитана, а в душе оставался «летчиком».

В то время советская авиация завоевала мировую славу, наши отважные летчики удивляли мир невидан­ными в истории перелетами. Коммунистическая партия и Советское Правительство окружили своих соколов ма­теринской заботой и вниманием. Слово «летчик» произ­носилось в народе с особым уважением. Читая в газе­тах о героических подвигах и новых мировых рекордах советских авиаторов, я мысленно представлял себе, как буду летать сам и побивать рекорды…

В 1936 году партия бросила клич: «Комсомол, на самолеты!» Вместе с другими студентами второго курса речного техникума я начал посещать занятия по летной подготовке при аэроклубе. Все свободное время отдавал любимому делу, стараясь до тонкости изучить самолет и его вождение. Трудно было. Отрывал время от сна. Часто всю ночь напролет просиживал за книгами в мо­торном или самолетном классе, а утром шел на занятия в речной техникум. Наконец настал долгожданный день: вместе с инструктором Сашей Мухамедзяновым я впер­вые поднялся в воздух. Почувствовал себя на вершине счастья. Будто крылья выросли у меня.

Весной 1937 года меня допустили к самостоятельному полету. Получил последние указания  и  напутствия инструктора. С трепетом в сердце подошел к учебному самолету «У-2», сел в кабину. Приятная дрожь пробе­жала по телу. Быстро взял себя в руки. Первый полет с«грузом» в передней кабине прошел с некоторыми откло­нениями от норм для начинающих полет по «коробочке». Я был огорчен.  «Отстранят»,— вертелась в голове  мысль. Но инструктор, словно не заметив моих ошибок, махнул рукой в сторону взлета. Настроение у меня поднялось, и два следующих полета по кругу я сделал более удач­но. Так за лето прошел положенную программу для учлета. И тогда захотелось поскорее ознакомиться с бое­вым самолетом и, как говорится, полетать «с ветерком». Окончив речной техникум, пошел работать на волж­ский пароход. В конце концов и это было неплохо. Ши­рокие просторы могучей русской реки матушки-Волги, живописные пейзажи по обе стороны, где крутые лесис­тые берега и высокие каменные утесы  сменяются бес­крайними зелеными лугами, ласкали глаз и наполняли сердце радостью. Но ничто уже не могло изменить мо­его стремления. Сердце неудержимо рвалось в воздух, в голубые заоблачные дали. И я не выдержал этого маги­ческого искушения. Не дождавшись  конца  навигации, пошел в военкомат и излил там свою душу: «Хочу стать летчиком-истребителем, помогите, прошу вас». Показал удостоверение об окончании  курса  летной  подготовки при аэроклубе. Меня поняли. Вскоре вместе с товарища­ми по аэроклубу Валлиулиным, Пигаревым, Макушевым, Максимовым и Панушкиным я стал  курсантом  Орен­бургского военного авиационного училища. Там мы еще больше подружились и стали помогать друг другу пости­гать летное мастерство. Все вместе каждое утро летом и зимой бегали на речку купаться, усиленно занимались спортом. Прямо из речки бежали  в спортивный горо­док и пробегали двенадцать кругов четырехсотметровки, потом переходили на штанги, турник и другие снаряды. Не успели оглянуться, как пролетело счастливое время учебы, и мы стали военными летчиками-истребителями.

 


В БОЙ ЗА РОДИНУ

В БОЙ ЗА РОДИНУ!

 

22 июня 1941 года гитлеровские орды вероломно на­пали на нашу Родину. Зловещая тень фашистской свас­тики распростерлась над нашей землей. Тысячи черных стервятников заполняли небо Украины и Белоруссии, обрушивая бомбы на спящих советских людей. Дым и смрад окутывали пылающие города и села. Горели сто­га необмолоченного и массивы еще нескошенного хлеба. Лилась кровь детей, женщин и стариков. Смертельная опасность нависла над страной, над завоеваниями Ве­ликого Октября.

Весь советский народ по зову партии грудью встал на защиту отчизны. Никакие зверства фашистов не мог­ли сломить мужества и воли к победе поднявшегося во весь рост народа-богатыря. Его лютая ненависть к врагу, решимость сломить и уничтожить фашизм возраста­ли с каждым днем. Они выражались в ожесточенных боях, в яростных контратаках всех родов советских войск, а особенно летчиков. Наши истребители, не задумыва­ясь, вступали в бой с численно во много раз превосхо­дящими силами врага и дрались до последнего патрона, до последней капли бензина в баках, а когда кончались боеприпасы и горючее, не страшились таранить фашист­ских стервятников.

Накануне войны я служил в авиационной истреби­тельной части в г. Могилеве. Рано утром 22 июня мы по тревоге вылетели в направлении города Минска. Над землею висела черная дымовая завеса, а внизу буше­вало море огня. На всю жизнь запомнил я то утро, при­несшее столько горя и несчастья нашему народу. «Вот и настало время,  —  подумал я,  —  нам, ровесникам Октября, постоять за Родину, оградить от посягательств врага то, что завоевали наши отцы в 1917 году». Тут, над горящей землей, я поклялся жестоко отомстить фашистам за их злодеяния. Отсюда и началась моя новая боевая жизнь.

Нельзя сказать, что в первые дни войны мы хорошо владели летным боевым мастерством и что все у нас про­ходило гладко. Нередко мы, молодые летчики, допуска­ли ошибки. Но ненависть к врагу и беззаветная любовь и преданность Родине, умение старших командиров быстро передавать нам накопленный ими боевой опыт помогали нам бить гитлеровских ассов в воздухе.

Первое время я служил в эскадрилье летчика Захара Васильевича Плотникова. Его боевым мастерством не раз восхищались однополчане. Он не знал страха в бою. Своим мужеством и умением побеждать врага вдохнов­лял нас, молодых летчиков, на боевые подвиги, и мы старались быть достойными своего командира, не отста­вать от него, бить гитлеровцев так же, как он. Однажды, возглавляя небольшую группу истребителей, он завязал бой с несколькими десятками фашистских самолетов. Он смело вклинился в строй вражеских бомбардировщиков и сразу же сбил одного из них. Мы последовали его примеру и тоже ринулись на врага. Сбили много вражеских машин, остальных обратили в бегство и без потерь вернулись на свой аэродром.

Над Могилевым на мою долю выпала первая удача. В разрыве облачности мне попался один «Юнкерс-87». Дав мотору полный газ, я устремился на вражеский самолет и, поймав его в перекрестке прицела, пустил две пулеметных очереди. «Юнкерс» вспыхнул и камнем упал на землю. Как я был счастлив, что одним стервятником поменьшало!

Наш истребительский полк дрался с фашистами без передышки целый месяц, совершая по пять-шесть выле­тов в день и нанося сокрушительные удары по врагу. А потом всех нас вызвали в Москву. Каждый летчик, в 4-ом числе и я, был награжден орденом Красного Зна­мени. А через несколько дней мы уже на новых машинах обороняли Москву, барражировали над Тулой, перехва­тывая вражеские самолеты, летевшие бомбить Москву, Много боевых вылетов уже было на моем счету. Все шло хорошо. И вдруг случилось несчастье.

В районе Тулы я с напарником Яшей Шнейером ввя­зался в бой с большой группой фашистских бомбарди­ровщиков. Несколько раз мы заходили в атаку, поливая их пулеметным огнем. Нарушили их строй и одного сби­ли. Но и я был серьезно ранен в этом неравном бою, а мой самолет подбит. Попал в госпиталь. Но обидно и тяжело было отлеживаться в тылу в то время, когда то­варищи продолжали биться с врагом. Промучился там 13 дней и, видя, что лечение может затянуться надолго, решил бежать из госпиталя. В одном халате и тапочках явился в свою часть. Ну и попало же мне тогда от ко­мандира и комиссара за этот побег! Но машину в конце концов дали. Я опять в строю.

Теперь я был зачислен в эскадрилью опытного и про­славленного летчика Владимира Ивановича Боброва. Еще когда я только мечтал об авиации, в 1936 году Владимир Иванович дрался с гитлеровцами в испанском небе, куда он поехал добровольцем. Еще тогда о его бое­вых подвигах писали в наших газетах, и я, читая газеты, не раз восхищался его боевыми успехами. В Испании он сбил 13 фашистских самолетов! Вот кто теперь вел меня в бой!

Как родной отец относился ко мне Владимир Ивано­вич Бобров. Терпеливо и настойчиво передавал свой Ценный боевой опыт и знания, строго бичевал мои про­махи и всегда вовремя помогал устранить и предотвра­тить ошибки. Часто он говорил:  —  Не забывай: кто первый увидел врага и захватил инициативу боя, тот наполовину победил. Противника надо искать сразу же, как сел в кабину, всюду: впереди себя, за спиной, справа и слева, в облаках и за облака­ми. Ищи до тех пор, пока не выйдешь из кабины.

Многому научил меня этот бесстрашный воин, зака­ленный в боях командир эскадрильи. Жаль только, что недолго пришлось воевать под его командой.

23 сентября 1941 года мне было поручено срочно доставить важный пакет в штаб действующих наземных войск. Благополучно сделав посадку на шоссейную до­рогу, я передал пакет по назначению. На обратном пути мне предстояло разведать дороги, идущие на Прилуки и Ромны. По ним двигались немецкие войска и техника. В стороне я увидел до десятка «Мессершмиттов», по­очередно заходивших на какую-то цель. Обидно стало, что они так безнаказанно хозяйничают на нашей земле. Решил внезапно атаковать их. Зашел со стороны солнца так, что они меня не видели и, не раздумывая, бросился в атаку. В прицеле у меня мелькнул один из «Мессершмиттов». В тот же миг я нажал на спуск пулемета. За­грохотала длинная очередь. «Мессершмитт» кувыркнул­ся, а затем задымил, выбросил из себя сноп пламени и повалился вниз. Но пока я ловил в прицел следующего асса, остальные навалились на меня со всех сторон. Белые полосы трассирующих пуль и снарядов скрещи­вались надо мной, самолет дрожал от попаданий в плос­кости и фюзеляж. Я был ранен в правую ногу. Кое-как удалось вырваться из огненного кольца. Теряя высоту, стал удирать восвояси.



В.И. Бобров
В.И. Бобров

Выйдя из боя, наложил выше раны жгут из ремешка планшета, чтобы хоть немного остановить кровотечение. Неподалеку увидел заброшенный аэродром. Решил сесть. Но когда выпустил шасси и пошел на посадку, увидел группу женщин, которые махали платками: «Не садись! Здесь немцы! Скорее улетай!» Я понял их сигнал. Снова набрал высоту и еле-еле дотянул до аэродрома. Произ­вел посадку и тут же потерял сознание от большой поте­ри крови. Командир экскадрильи, Владимир Иванович Бобров, дал свою кровь, и мне влили ее прямо на плос­кости самолета. Вскоре я пришел в сознание и был от­правлен в госпиталь.

Так я расстался с любимым командиром. Опять нача­лась скучная и однообразная жизнь в госпиталях Росто­ва, Волгограда, Саратова, скандалы с врачами, которые не отпускают на фронт. И снова я на курсах переподго­товки в Казани, которая стала для меня родным городом. Здесь я провел лучшие годы своей молодости. Этот город дал мне крылья. Здесь я впервые поднялся в воздух. Здесь живет та, чьи письма поднимали мой боевой дух в боях с фашистами. Теперь мы поженились с Фаей и были самыми счастливыми людьми на свете. И все же я не мог долго оставаться в тылу. Подал рапорт с просьбой отправить меня на фронт, где мои товарищи бьются с ненавистным врагом. Пришел на комиссию. Врачи (как я их ненавидел!) запретили мне служить в истребитель­ной авиации. Кое-как разрешили летать на самолете «ПО-2». Все же выехал в действующую армию. Сначала воевал под Ржевом, потом под Воронежем.

Странно было в первое время летать на тихоходном самолете, непривычно и скучно. Одно утешение было: все-таки я в воздухе! А когда мы начали темными ноча­ми забрасывать передовую линию и штабы фашистов мелкокалиберными бомбами, изматывая силы врага, не­много веселее стало на душе. Часто мы вывозили ране­ных с передовой в тыловые госпитали, летали к парти­занам, доставляя им оружие и боеприпасы, продукты и обмундирование, а оттуда вывозили на Большую землю раненых народных мстителей. За всё это я был награж­ден вторым орденом Красного Знамени.

Но может ли настоящий истребитель долго летать на санитарном самолете? Я напоминал о себе, доказывал, что мое здоровье уже полностью восстановлено, просил вернуть меня на истребитель. Медицина  ж  и  слушать  не  хотела...

Однажды я посадил свой санитарный самолет на аэродроме вблизи Пятихаток. Бегаю между зданиями, разыскиваю, кому бы сдать привезенную кровь, как вдруг меня кто-то окликнул:

— Старший лейтенант! Откуда ты свалился, «Мор­двин»?  —  «Мордвин» было моим позывным в воздушных боях.

Я был очень удивлен и обрадован, когда увидел своего боевого командира Владимира Ивановича Боб­рова. С разбега мы крепко обнялись, приветствуя и хло­пая друг друга по спине.

— Ты где пропадал столько времени? Я уж не думал увидеть тебя в живых! Где сейчас находишься?  —  засы­пал он меня вопросами.

Мне стыдно было перед ним, что я летаю на санитар­ном. Язык не поворачивался говорить ему об этом. Но деваться некуда было. А он не отставал:

—   Рассказывай же, истребитель, как живешь, как летаешь?

—   Нечего мне рассказывать,  —  смутился я,  —  теперь я не истребитель, а скорая помощь...

—   Как?  —  не понял он.

  Служу в санитарной авиации. Сколько ни бьюсь, чтобы вернуться в истребительную часть, ничего не вы­ходит... Медики не разрешают...

—  Только и всего?  —  засмеялся Владимир Ивано­вич.  —  Это нетрудно уладить. Постараюсь помочь тебе. Идем к нашему командиру соединения, Александру Покрышкину, он сумеет уговорить медицину...  Не беспокойся, вместе закончим войну на истребителях!

Через несколько дней я был переведен в истребитель­ный полк, входивший в соединение ныне трижды Героя Советского Союза А. И. Покрышкина. Снова я попал под команду В. И. Боброва. С ним начинали войну и теперь опять вместе идем на решительный штурм врага.

Друзья быстро ввели меня в строй. Я был счастлив и горд тем, что снова нахожусь в родной стихии, да еще в таком хорошем, спаянном боевой дружбой коллективе. Да и как было не гордиться, когда одно имя Покрыш­кина приводило гитлеровцев в ужас и вызывало панику в их рядах! В те дни я решил навсегда связать свою жизнь с Коммунистической партией. Коммунисты эскад­рильи приняли меня в свои ряды.

Вся наша страна была уже почти целиком очищена от фашистских захватчиков. Советская Армия, давно взявшая инициативу в свои руки, вела невиданное в истории войн победоносное наступление на всех фронтах. Наше соединение с Кишиневского плацдарма было пе­реброшено на Первый Украинский фронт в район города Львова. Здесь начались горячие деньки. Наземные вой­ска готовились к решающим боям. Перед нашим соеди­нением была поставлена почетная и ответственная зада­ча: прикрывать с воздуха главное направление прорыва.

13 июля 1944 года начался прорыв сильно укреплен­ной обороны противника. Наши летчики во главе с Александром Покрышкиным сделали в этот день более ста боевых вылетов и сбили двадцать самолетов врага, в том числе четыре стервятника сбил сам Александр Покрышкин. Я летел в эскадрильи Боброва и должен был прикрывать командира. У Владимира Ивановича по­зывной был «Выдра», у меня «Мордвин». Все время мы поддерживали связь по радио. Я шел за ним, вни­мательно следя за каждым движением командира, четко выполняя его приказания. Когда пересекли линию фрон­та, из-за облаков показалась туча «Мессершмиттов» и «Фокке-Вульфов». Их было в несколько раз больше, чем нас. Завязался жаркий воздушный бой. Рев моторов сливался с треском и грохотом пулеметных очередей, Самолеты в бешеном вихре кружились в полосах трас­сирующих пуль, скользили, переворачивались, свечой взмывали вверх, пикировали. То справа, то слева от ме­ня мелькали вражеские истребители. Но я не мог, не имел права увлекаться боем. Всё мое внимание сосредо­точено на ведущем самолете командира. От моей бди­тельности зависит его безопасность. Я только выполняю его приказания.

—  Я  —  «Выдра», иду в атаку,  —  то и дело радирует Бобров.  —  Прикрой!

— Я  —  «Мордвин», прикрываю,  —  отвечаю я и не от­стаю от него, смотрю во все глаза, чтобы какой-нибудь стервятник не зашел ему в хвост, сверху или со стороны.

Бобров атакует «Фокке Вульфа», поливая его смер­тоносной струей пуль, и тот, задымившись, валится вниз. Такая же участь постигает «Мессершмитта». Я не заме­тил, как один «Фокке-Вульф» зашел сзади меня и дал длинную очередь по фюзеляжу моего самолета. Как раскаленным железом, обожгло левое плечо. Рычаги управления окрасились моей кровью. Кабина наполни­лась удушливым дымом, самолет был охвачен пламе­нем. Слышу голос Боброва:

— Я  —  «Выдра». Я  —  «Выдра», прыгай!..

Но как прыгать, когда я нахожусь над вражеской территорией! Надо дотянуть до расположения своих войск. Но от дыма и пламени, которое уже бьет в лицо и обжигает руки, я ничего не вижу...  —  Я  — «Мордвин», я  —  «Мордвин»,  —  кричу в микрофон,  —  я потерял ориентировку, наведите меня на восток!..

Огонь распространялся с неимоверной быстротой, приближаясь к бензобакам... Еще несколько секунд, и произойдет взрыв.

—  Миша! Приказываю: прыгай!  —  было последнее, что я услышал от командира и друга.

У меня уже обгорели лицо и руки, другого выхода не было. Я кое-как перевалился через борт кабины и дернул вытяжное кольцо парашюта. Ударился головой о стабилизатор и потерял сознание...

 


ВСЕ УВЕРЕНЫ В ПОБЕДЕ

ВСЕ УВЕРЕНЫ В ПОБЕДЕ

 

Очнулся я в разрушенной землянке. С трудом пере­вернулся на бок и увидел еще двух человек. Один из них придвинулся ко мне:

— Жив, браток?

Оба они оказались тоже летчиками. Они и сообщили мне страшную, не укладывавшуюся в сознании весть: мы в фашистском плену...

Вскоре нас подняли немцы и куда-то повели. Вы­браться наружу мне стоило большого труда и мучений, несмотря на помощь товарищей.

Раненых, почти беспомощных, нас вели под усилен­ным конвоем. Новые незнакомые друзья поддерживали меня под руки, так как самостоятельно идти я не мог. Голова шла кругом, перед глазами стояла красная пеле­на. Все тело сотрясала лихорадочная дрожь. К горлу подступил твердый ком, затруднявший дыхание, а сердце, казалось, сжимали холодные щупальцы спрута. Как ни старался последовательно восстановить события и все,  что  со  мной  произошло, не  мог этого сделать.

Образовался какой-то провал в памяти. Всплывали толь­ко отдельные эпизоды воздушного боя, языки пламени в кабине самолета, а как я выпрыгнул, как раскрылся парашют, где и как приземлился — ничего не помню. «А может быть, всё это во сне со мной происходит? Наяву не может быть такой путаницы в голове... И то, что меня куда-то ведут сейчас фрицы, тоже, наверно, снится... Скорее бы проснуться от этого кошмара!» Я никак не мог смириться с тем, что нахожусь в плену, и в начале почти поверил, что это сон. Но слишком явная и ощу­тимая боль в плече и колене правой ноги в конце концов убедила меня в том, что это страшная действительность. Что же мне теперь делать? Конечно, бежать во что бы то ни стало! Но как побежишь, если и на ногах не дер­жишься? От сознания своей беспомощности, обиды и отчаяния кипело в груди и глаза заплывали слезами. В какой-то землянке немецкий врач осмотрел нас, сделал перевязку. Потом зашел невысокий тучный офи­цер с реденькими светлыми, прилизанными волосами.

— Ауфдештанден! (Встать!),— гаркнул он на всю землянку.

Я не понимал, что ему от нас надо, и как лежал на земляном полу, даже не шевельнулся. Фашист подско­чил ко мне и, злобно сверкнув своими водянистыми гла­зами, ударил ладонью по моей обожженной щеке так, что искры посыпались из глаз.

— Ауфдештанден! Шнель, ферфлюхтен швайн! (Встать! Быстро, проклятая свинья!),— исступленно за­орал он на  меня, топая ногами.

Я понял, что надо встать. С трудом начал подниматься, превозмогая нестерпимую боль. Ему, видимо, не по­нравилась моя медлительность, а потому он пнул меня ногой в бок. Затем наклонился надо мной и стал изры­вать дикие ругательства. Тут загорелась моя душа, бешено  заколотилось сердце... Как? Меня в жизни никто не бил, а тут какой-то гад смеет издеваться!.. Сейчас я покажу ему, как бьют русские... Собрал в себе все силы, всю ненависть к врагу, до предела напряг каждый мус­кул, забыв про боль и про всё на свете, я, как пружина, взметнулся с земли, нацелившись головой ему в подбо­родок... К сожалению, гитлеровец избежал смертельно­го удара, вильнув в сторону. А в следующую секунду он ударил меня наотмашь кулаком по лицу. Упал я без сознания.

Что потом делали со мной и сколько времени я был в забытьи, не знаю. Пришел в себя только ночью, в глу­бокой известковой яме. Сверху слышался разговор на чужом, непонятном языке, лай овчарок. На кромке ямы то появлялись, то исчезали силуэты собачьих голов с на­стороженными ушами. Сырость пронизывала меня до костей, и я весь дрожал. Попытался подняться, чтобы лучше рассмотреть свое обиталище, но от страшной бо­ли в колене закружилась голова, и я повалился на прежнее место, издав глухой стон.

Вдруг кто-то заговорил по-русски, обращаясь ко мне. Это из другого угла ямы.

— Ну, как, браток, живем? А мы уж не надеялись, что ты отойдешь, думали: конец тебе...

Моему удивлению и радости не было границ: возле меня находятся наши, русские, советские люди!

— Нет на тот свет я не спешу... Сначала их, гадов, надо в могилу загнать... А вы кто?

— Те же самые, что были в воронке,— ответил тот же голос.— Я майор Вандышев. Штурмовик, командир эскадрильи.

Другой тоже был летчик, родом из Пензы, Михаил, а фамилии я не расслышал. Оба они подсели ко мне, и мы разговорились.

— Вот мы и отлетались,— заметил я.— Вчера еще парили в облаках, а сегодня сидим в яме... Плен! Думал ли я когда об этом?!.

— Никто об этом не думал,— тихо заговорил Ванды­шев.— В небе на вооруженном самолете мы чувствова­ли себя героями. А ты здесь сумей стать им!.. Что ж, коль вместе попали мы в беду, так давайте и выбирать­ся из нее вместе!

— Легко сказать — «выбираться»... А если я двигать­ся не могу, а не то что бежать? Нога распухла и болит так, что к ней и прикоснуться нельзя, и плечо про­стрелено.

— Плечо не так важно,— успокоил меня майор,— а с больной ногой действительно не уйдешь... Дай-ка по­смотрю, может быть, сумею помочь тебе?

Когда он стал ощупывать мое колено, я вскрикнул

от боли.

— Э, вывих! Вытерпишь, если потяну немного?

— Что ж, тяни, раз такое дело, буду терпеть,— со­гласился я, упираясь локтями в землю.

Вандышев осторожно взялся обеими руками за ступ­ню моей ноги и потянул так, что в коленке хрустнуло, а из глаз у меня брызнули бенгальские огни. Он нащупал в темноте на дне ямы маленькую дощечку, приложил и привязал ее к моей ноге. Мне сразу стало легче. Разго­вор возобновился. Я поинтересовался у Вандышева, от­куда он родом.

— Из Рузаевки,— ответил он.— В Мордовии есть такое село.

— Неужели?— обрадовался я.— Так мы, оказывает­ся, земляки! Я из Торбеева! Не слышал про такую станцию?..

— Не только слышал. Сколько раз проезжал через нее!

 Это открытие еще больше нас сблизило и способ­ствовало установлению нашей дальнейшей дружбы. Мы вспоминали родные места, общих знакомых, которых оказалось довольно много, и как-то легче стало на душе. Оба мы так увлеклись разговором, что не заметили, как рассвело и взошло солнце. Беседа длилась бы, на­верно, без конца, если бы ее не перебил появившийся на краю ямы солдат с автоматом в руках:

— Раус! (Выходи!)

Мы все поднялись, не зная, к кому это относится. Я почувствовал, что с ногой у меня стало лучше, стоять на ней вполне терпимо. Пучеглазый, с крючковатым носом замахал руками, показал на меня и повторил команду:

—  Раус! Шнель! (Выходи! Быстро!)

Товарищи помогли мне выбраться из ямы. Сильно хромая, я шел в сопровождении солдата в направлении, которое он указывал взмахом руки.

В штабной землянке, куда я был доставлен, за сто­лом сидел холеный темнолицый офицер с круглыми ястребиными глазами в чине подполковника. Как потом я узнал, это был начальник штаба. Рядом с ним сидел переводчик в очках. Я понял: сейчас начнется допрос. Впервые я стоял перед лютым, ненавистным, гнусным врагом с глазу на глаз. До сих пор я видел гитлеровцев на сравнительно большом расстоянии и был вооружен. Теперь же нахожусь в их руках. Мне тяжело смотреть на них. Но приходится смотреть и даже отвечать на воп­росы, которые они задают, хотя знаю, что из моих отве­тов они ничего не выяснят.

Допрашивающий разгладил лист бумаги, записал мою фамилию, имя и отчество. Скрыть фамилию я не мог: в руках переводчика находились мои документы.

— Вы русский?— был следующий вопрос.

— Нет, я мордвин…

— Я не знаю такой национальности! - перевел слова офицера переводчик.

— Мало ли чего вы не знаете  о нашей  стране,— презрительно бросил я.

Гитлеровца перекосило. Он перелистал мое удосто­верение личности, изъятое накануне из моего кармана. В удостоверении — фотокарточка моей жены. Только год  прошел, как мы соединили свои судьбы.

— Кто эта женщина?— спрашивает фашист. — Это моя жена!

— Где она живет?

— В Казани.

— Вряд ли ты ее еще увидишь... Впрочем, всё зави­сит от тебя. Если не будешь ничего скрывать, то можешь еще вернуться когда-нибудь в свою Казань. Нас интере­сует, какие полки действуют на нашем участке фронта?.. Сообщи подробные сведения о части, в которой ты слу­жил. Предупреждаю, что говорить надо только правду, иначе ты рискуешь всем, и в первую очередь жизнью! Выбирай.

После такого вступления спросил у меня.

— Сколько боевых вылетов на твоем счету?

— Сто!

— А сколько сбитых самолетов? Разумеется, тако­вых нет?

Он думал, что я буду молить о пощаде, уверять его, что никакого ущерба их армии не причинил, поэтому был крайне удивлен, когда я спокойно заявил:

— В сорок первом и сорок втором годах я сбил де­вять ваших самолетов. Из них три бомбардировщика.

Допрашивающий нахмурился.

— Настроение в части?

— Хорошее. Все уверены в нашей победе.

 Фашист беспокойно заерзал на стуле, покосился на: меня. Достал из папки газетную вырезку с портретом нашего командира дивизии, Александра Покрышкина, показал его мне:

 Узнаете?

Какой же я воин, если бы не знал своего команди­ра?! Не только на снимке, а даже в воздухе «по почерку» я всегда безошибочно узнавал, где летит Покрышкин! Как я радовался, что был зачислен в его соединение, или, как у нас говорили, в «хозяйство» Покрышкина! И вот теперь враг требует, чтобы я выдал все сведения об этом «хозяйстве», о своем командире. Нет, этого не бу­дет! Присяги я не нарушу!

— Не знаю я этого человека,— заявил я.— У нас в части я его не видел.

—  Как не знаешь?!— вскипел офицер.— Только лет­чики Покрышкина летают на самолетах такого типа, на котором вчера ты был сбит!.. Ты не можешь не знать Покрышкина! Я заставлю тебя говорить правду!

— Я служил в другой части,— утверждал я,  зная, что по документам они ничего не установят:  в  своем удостоверении личности я еще не успел сделать отметку' о переводе в это соединение, в нем стоял номер старой части, из которой я прибыл.

Это помогло.

Враг был сбит с толку. Еще раз перелистав мое удо­стоверение личности и не найдя никаких отметок, гово­рящих о моей принадлежности к соединению Покрыш­кина, он пожал плечами:

— Выходит, что русские на наше направление перебросили новую часть, оснащенную такими же самолета­ми, как у Покрышкина. Мы это проверим. Если врешь, расстреляю!.. Какова цель твоего последнего полета?

— Мы сопровождали штурмовиков, которые должны были  бомбить  воинские  скопления  северо-западнее Броды...

— Это мы без тебя знаем. А какую задачу выполнял полк в этом месяце?

— Я младший офицер. В задачи полка меня никто не посвящал.

Гитлеровец злился, грозил расстрелом, требовал све­дений о подготовке наступления наших войск, о сигна­лах радиосвязи.

— Такими данными не располагаю,— твердо отве­чал я.

— Дурак!— крикнул подполковник.

Так шло и дальше. Стоять мне было тяжело, но я крепился.

Наконец допрос был прекращен. Подполковник, не получив от меня никаких нужных ему сведений, распо­рядился, чтобы мною занялись разведывательные орга­ны. «Делай со мной, что хочешь, сволочь,— думал я,— все равно ничего не добьёшься».

Среди документов, захваченных нашими войсками после войны, был найден протокол этого допроса в фа­шистском плену. В этом протоколе имеется такая за­пись: «Военнопленный производит впечатление не очень умного человека. Не заслуживает доверия тот факт, что он располагает такими небольшими сведениями о своей части, будучи старшим лейтенантом. Нельзя проверить, насколько правдивы его показания».

Значит, враг ничего не выудил из моих показаний! Значит, цель моя была достигнута. Фашистам трудно было проверить правдивость моих показаний еще и по­тому, что все ближе и ближе гремели орудийные выст­релы, а в воздухе проносились советские самолеты. Наши части, развивая наступление, уверенно продвига­лись на Запад, к границам гитлеровской Германии.

 

 


НАЧАЛО ИСПЫТАНИЙ

НАЧАЛО ИСПЫТАНИЙ

 

Вскоре после допроса меня, Вандышева и Кравцова фашисты перебросили на транспортном самолете в свой тыл. Сначала нас  поместили в один  из пересыльных лагерей для военнопленных. В первое время  гитлеровцы всячески заискивали перед нами, старались внушить нам, что они гуманно относятся к советским военнопленным. Вернули даже ранее отобранные  у  нас ордена, сохранили форму. На допросах нам обещали в любое время дать свободу, если... перейдем на их сторону! Это означало, что мы должны стать пособниками врага, изменить своему народу, своей любимой Родине.  Таких среди нас не нашлось.

Каждый из нас по-своему,  но  глубоко переживал свою трагедию. Больше всего нас мучила мысль о том, что мы лишились возможности продолжать сражаться с фашистами в рядах нашей армии. И чем больше мы об этом думали, тем сильнее росла решимость и в плену продолжать борьбу с врагом. Об этом мы не раз беседовали с Вандышевым и  Кравцовым.   Прежде  всего, конечно, мы думали о побеге. Десятки проектов осво­бождения из плена обсуждали ежедневно, стремясь использовать для побега малейшую возможность. Все это делалось в строгой тайне, ибо узнай об этом эсэсовцы, нам бы не избежать смерти.

Однажды, перед наступлением темноты, ко мне по­дошел Вандышев:

— Попробуем сегодня ночью? Кругом деревья, ла­герь, кажется, не огорожен... Может, вырвемся...

Тяжело мне было слушать его: ведь я еще не в состоянии был бежать: нога сильно болела, и я передви­гался с помощью палки, обожженное лицо все еще было покрыто кровавой коркой.

— Бегите без меня, а я в другой раз,— сказал я.

Ночью Вандышев и Кравцов вышли из барака. Но под утро вернулись обратно. Нет, не так просто было уйти, как им казалось. Они наткнулись на колючую проволоку, опоясывавшую лагерь. Это препятствие мож­но было бы как-то преодолеть, но за проволокой расха­живали часовые, рыскали сторожевые псы. Незадолго до этого из лагеря бежало двое смельчаков, но их по­стигла неудача: одного до смерти загрызли собаки, дру­гого застрелил часовой. Решили более тщательно под­готовиться к побегу и выбрать удачный момент, а там, может быть, и я встану на ноги.

Абверовцы из кожи лезли, стараясь сломить нашу волю к сопротивлению, поколебать веру в победу Со­ветской Армии. Для достижения этой цели они не гну­шались никакими средствами, вплоть до гнусного об­мана: официально объявляли, что Советская Армия уже разбита и как таковая больше не существует, что нем­цы вылавливают сейчас остатки разбитых армий, кото­рые остались без командования и связи между собой, не сегодня-завтра Советский Союз потерпит полный крах. Хорошо помню разговор с гитлеровским офице­ром, который допрашивал меня без переводчика — сам хорошо владел русским языком. Этого разведчика боль­ше всего интересовали сведения о нашей боевой техни­ке. Я наотрез отказался отвечать на его вопросы. Тогда он заявил:

— Чего ты упираешься? Всё равно мы победим!

— Как же вы победите, если отступаете на всех фронтах под ударами наших войск?— засмеялся я.

— Мы отступаем временно, чтобы сократить линию фронта. Скоро начнем большое наступление. У нас из­готовлено новое оружие, перед которым советским вой­скам не устоять...

 — Никакое оружие не сдержит натиска нашей ар­мии,— доказывал я ему.

И вот сейчас передо мной лежит протокол этого до­проса, также захваченный у фашистов нашими войска­ми. В протоколе № 211 от 27 июля 1944 года приведены следующие мои слова, записанные этим офицером:

«Все уверены в победе. Советский Союз за послед­ние три года намного перегнал  Германию в массовом производстве современного вооружения  (прежде всего: самолетов и танков). В этом отношении в СССР ведут­ся дальнейшие работы, так что Германия должна быть побеждена  превосходством  русского вооружения».

Очень скоро фрицы перестали заигрывать с нами. Они поняли, что изменниками Родины мы не станем, ни одной военной тайны своего государства не выдадим. Нас переправили в лодзинский лагерь. Недолго мы пробыли в этом застенке, но горя хлебнули с избытком, С первой же минуты пребывания там поняли, чего стоят уверения гитлеровцев в их «гуманности».

Привезли нас в обеденное время. Поезд прошел пря­мо на территорию лагеря. Еще из вагонов мы увидели длинную очередь изможденных и оборванных людей.

— Неужели это наши летчики?— вырвалось у кого-то.

— Были летчиками. Но теперь они далеко не улетят. Скоро и вы такие будете,— злобно бросил сопровождав­ший нас немец-переводчик.

Мы с ужасом смотрели на эту очередь скелетов, за­кутанных в лохмотья. Они стояли с алюминиевыми мис­ками и один за другим подходили к бочке посреди дво­ра, из которой им наливали в миски «суп», состоявший из одной воды и брюквы, без жиров. Меня и сейчас тошнит при воспоминании об этом «зуппе». Его не стали бы есть даже свиньи. Но и этой бурды плескали в миску, чтобы лишь покрыть дно. А сколько раз приходилось видеть, когда изнуренные пленники вместо супа получа­ли черпаком по голове!

Жили мы в бараках, обнесенных колючей проволо­кой под током высокого напряжения. Окна бараков на ночь закрывались ставнями. В первый же день у всех отобрали ордена, выдали бирки с номерками.  Каждый из нас должен был забыть свою фамилию, имя и отче­ство, проститься со своим  человеческим достоинством, помнить только номер. По совету одного из товарищей мы с Кравцовым припрятали награды, которыми отметила нас Родина. Два своих ордена я хранил под повязкой на левой руке. Это было небезопасно.

— Давай, Михаил, подальше спрячем награды, а то всё равно отнимут,— предложил Кравцов.

Я согласился, и он, отсчитав вдоль каменной стены четыре шага от двери, закопал наши ордена.

В этом лагере я встретил летчика Ивана Пацулу. Мы были с ним знакомы еще на фронте. Он летал на штурмовике. Здесь мы еще больше сблизились, помога­ли друг другу переносить лишения. Иван Пацула рас­сказал о своем неудавшемся побеге, о пытках, перене­сенных им в карцере.

Голод, пытки, издевательства — вот чем хотел враг сломить верность советских воинов своей Родине. Кусо­чек хлеба-суррогата наполовину из древесных опилок выдавался на весь день. Надсмотрщики цинично заяв­ляли, что мы, русские, не умеем есть хлеб. Его, мол, нужно съедать не сразу, а постепенно — только при этом условии вы не будете чувствовать голода.

Трудно рассказать обо всех изуверствах носителей «нового порядка», об их жестокости и садизме. Каждый издевался над нами, как мог и сколько хотел, делал всё, что подсказывала ему садистская фантазия. Например,  по распоряжению начальника лагеря, изощренного в пытках, нас заставляли после обеда бегать вокруг ко­лодца:

— Эта зарядка необходима для лучшего усвоения пищи,— говорил лагерфюрер.

Нас беспрерывно строили на поверки, заставляли бегать к группе немцев и выкрикивать по-немецки свой номер. Из-за незнания немецкого языка я как-то пере­путал свой номер, и за это фельдфебель Гамбанич ог­рел меня палкой по спине. Много, очень много погибло советских людей из-за таких «развлечений».

Лагерь был заминирован. По воле коменданта в лю­бой момент его могли взорвать, уничтожив всех пленни­ков. День и ночь вокруг лагеря и внутри его, между бараками, шныряли солдаты с собаками. И все же наши советские люди не теряли надежды на то, что им удаст­ся бежать, и бежали, зная, что идут на верную смерть.

Двух летчиков охранники взяли в «уборщики» в свою столовую, находившуюся за воротами лагеря. У некото­рых из нас закралась мысль о том, что эти два товари­ща «продались» фашистам. Но вдруг в лагере тревога: бегут солдаты с собаками, выгоняют нас из бараков, становят в строй. Потом смотрим — ведут избитых и окровавленных «уборщиков». Оказывается, они из сто­ловой выпрыгнули в окно и убежали. Поймали их толь­ко спустя несколько часов на противоположной окраине города. Перед строем их били прикладами, травили со­баками и, наконец, расстреляли. Всех нас предупредили, что каждого, кто попытается бежать, ожидает такая же участь.

Тяжело переживали мы смерть отважных героев и то, что считали их «продавшимися». Их неудача никого не испугала, а еще больше укрепила нашу решимость бежать во что бы то ни стало.

Как враг ни отгораживал нас от мира, хоть и с за­позданием, мы узнавали разными путями о положении на фронтах. Обсуждая ход военных, действий, загора­лись энтузиазмом к активному сопротивлению всем ме­роприятиям фашистов. Как ни странно, мы, например, знали об открытии союзниками второго фронта за две недели до того, как об этом сообщили немецкие газеты. Сколько радости было в связи с этим событием!  Плен­ные французские летчики, боровшиеся против фашизма в составе советских воздушных сил в эскадрильи «Нор­мандия», Жан Бартье и Майе,  рисовали пальцами на песке карты Франции, Нормандии и по ним  уточняли высадки десанта и продвижение союзных войск по тер­ритории Франции.                        

— Ура! Капут фашизму!— загремело по всему ла­герю. Все пленные открыто выражали свою радость, подбрасывали вверх головные уборы.

Увидев такое, озлобленные немцы прибежали с со­баками и разогнали нас по баракам.

Прошел слух о состоявшемся покушении на Гитлера со стороны его собственных генералов. Гитлер у нас но­сил кличку «Косой». И вот по всему лагерю пошла гу­лять новость: «Косой» ранен! В санчасти на стене висел портрет Гитлера, и ему кто-то выколол глаза. Все плен­ные надрывались от смеха: «Косой» лишился зрения? За это пришлось поплатиться: целый день всех держали в строю, лишили на сутки пищи, требуя выдачи виновников в покушении на фюрера. Никто никого не видел! Тогда лагерное начальство повесило другой портрет Гитлера на то же место. А на другой день он оказался изорванным в клочья. Всюду стоял хохот, сопровождав­ший очередное сообщение острословов: «Косой» растер­зан!.. С ним было покончено — в третий раз немцы не решились его вывешивать!

 В августе 1944 года Иван Пацула под строгим секре­том сообщил мне, что в лагере готовятся восстание и массовый побег Имеется связь лагеря с польскими пар­тизанами и отрядом Ковпака. В ближайшую ночь по сигналу все здоровые должны броситься к воротам, вор­ваться в караульное помещение, овладеть оружием, уничтожить охрану и группами уходить в разных на­правлениях...

Как хотелось, чтобы это была действительность! Только поверить во всё это было трудно. Правда, но возбужденным лицам военнопленных и по тому, как везде люди о чем-то перешептываются только с близки­ми друзьями, я замечал, что все к чему-то готовятся. Но как лагерь может держать связь с партизанами, я даже представить себе не мог. И все же мне пришлось убедиться в тот же день, что связь существует. А полу­чилось это вот как.

Несколько человек нас сидело у стены барака — грелись на солнышке и разговаривали. Вдруг неизвест­но откуда около нас шлепнулся комок глины величиной с куриное яйцо. Мы посмотрели по сторонам. Нигде ни­кого не видно. Один из сидевших с нами поднял этот комок и разломил его. Там оказалась свернутая записка от польских партизан. В ней кратко сообщалось о поло­жении на фронтах и о том, что в ближайшие дни на ла­герь будет сделан партизанский налет с целью освобож­дения военнопленных. Записка заканчивалась словами: «Товарищи военнопленные, будьте готовы к решитель­ным действиям и со своей стороны!»

Записка пошла из рук в руки. Люди ходили, как на­электризованные, готовясь к смерти или свободе. Ведь при малейшей нашей оплошности лагерь мгновенно взлетит на воздух...

Не знаю, чем бы все это кончилось, если бы не случилось то, чего  мы  никак не ожидали.  Внезапно нас подняли, рассовали по вагонам, и эшелон двинулся на запад.

Вандышев, Кравцов, Пацула и я попали в один ва­гон, который был разделен проволочной решеткой. По одну сторону — гитлеровцы, по другую — мы, пленные, Вандышев специально сел рядом с дверью, чтобы дать нам сигнал к побегу. К сожалению, благоприятного мо­мента для этого не представилось, и нас привезли в Кляйнкенигсберг. Мы и не подозревали, что наши све­дения о фашистских лагерях и зверствах гитлеровцев еще далеко не полны и что здесь нам предстоит попол­нить их...

 


НАРАСТАЮЩЕЕ УПОРСТВО

НАРАСТАЮЩЕЕ УПОРСТВО

 

Бараки в Кляйнкенигсбергском лагере стояли дале­ко друг от друга, и каждый в отдельности был, как пау­тиной, опутан колючей проволокой. Кругом — стороже­вые вышки, на них — эсэсовцы с пулеметами, внизу — часовые с собаками.

Нашу группу человек в двести поместили в одном из щитовых бараков, обнесенном шестью рядами «колюч­ки» под током. Сразу же нас погнали на работу — осу­шать болота в окрестностях лагеря. Заставляли копать длинные канавы, стоя по пояс в воде и грязи. Голодные, измученные люди бултыхались в трясинах, падали обес­силевшие, захлебываясь вонючей зеленой киселеобраз­ной жижей. Никто не имел права разогнуть спину, чтобы хоть немного передохнуть, отдышаться.

Саботаже! — в исступлении орали конвоиры, опу­ская палки на головы и спины тех, кто окончательно уже выбился из сил и был не в состоянии двигаться.

 Других военнопленных гоняли на строительство но­вого лагеря. И там было не лучше, чем в болоте, только что не в воде. Целый день надо было копать землю, но­сить камень, кирпич, тяжелые бревна. По пятам ходили эсэсовцы и подгоняли кнутами.

— Арбайт! Шнель! (Работать! Быстрей!),— слыша­лось отовсюду, и то тут, то там раздавалось хлопание бичей по обтянутым посиневшей кожей костям узников.

Вот теперь-то уж, думали мы, гитлеровцы показали нам в полной мере свою «гуманность», большего изде­вательства над человеком и сам черт не придумает. Но подожди, дорогой читатель, соглашаться с этим, ты уз­наешь еще не такое...

Положение военнопленных ухудшалось день ото дня, озлобленные после своих поражений на фронтах эсэ­совцы изощрялись над нами в самых зверских истяза­ниях. Чем отчаяннее мы сопротивлялись, тем сильнее становилась наша ненависть к ним, росли наше упорство и стойкость в борьбе. Каждый из нас думал над тем, как избежать каторжного, изнурительного труда, сохра­нить силы, чтобы в благоприятный момент вырваться из этого ада, вернуться в строй защитников Родины и же­стоко отомстить подлому врагу за все беды, причинен­ные им советскому народу.

Нам с Вандышевым, Пацулой и Кравцовым опять посчастливилось попасть в одну комнату, где на двухъ­ярусных нарах размещалось двадцать восемь летчиков, в большинстве тяжелораненых. Чтобы избежать тяже­лых работ, я продолжал ходить на самодельных клюш­ках, хотя нога у меня почти не болела. Мне стали подражать и другие товарищи, прикидываясь очень больными. Некоторые вскрывали свои старые, уже за­рубцевавшиеся раны и не давали им заживать. А Иван Пацула ухитрился к здоровой правой руке прибинтовать доску и подвязать ее на уровень плеча. Так и ходил, как семафор, с поднятой рукой. Это было очень рискованно с его стороны, т. к. нас, «инвалидов», на каждом построении осматривал сам комендант лагеря, проклинал нас, что мы даром едим его хлеб и, размахивая перед нами кнутом, грозился выбить им нашу хворь. Пацула понял, что его могут разоблачить, поэтому у него вдруг появилась страшная опухоль на руке под мышкой, явно искусственного происхождения.

В одну из ночей от тяжелых дум я не мог уснуть. Пацула тоже ворочался с боку на бок на голых досках и тяжело вздыхал. Видно, и ему, бедняге, не спалось от грустных мыслей и тоски по Родине. Перед подъемом он сел на краю нар, спустив ноги, насыпал на ладонь ка­кого-то белого порошка и, скрипя зубами от боли, стал натирать им себе под мышкой... Всё понятно.

— Ваня, не делай этого,— говорю ему,— занесешь заразу какую-нибудь, без руки останешься...

— Всё равно,— безразличным тоном ответил он,— я согласен и без головы остаться, только бы избавиться от этих кошмаров. Сил больше нет терпеть.

Я хорошо понимал друга. Но не согласен был терять голову зря. Если умирать, так с музыкой, в борьбе! Прежде всего надо попробовать вырваться на свободу. Но как?

В тот же день мы обсудили этот вопрос в кругу близких друзей. Мнение у всех было одно: чем скорее удастся бежать, тем лучше. Не хватало только хорошо продуманного плана. Перебирали многие варианты, но ни один из них не подходил.

Кто-то предложил сделать подкоп: прорыть подзем­ный ход из барака за колючую проволоку, а там — мы на воле. Идея всем понравилась. Просто и с гарантией на успех. Встал вопрос: чем рыть? Ведь голыми  руками  обессилевшие люди не смогут сделать подземный ход. Тяжелый каторжный труд, голод, побои и болезни осно­вательно подорвали наше здоровье. Всё же решили по­пытать счастья. Другого надежного пути для побега у нас не было. Это единственный и наиболее верный. Главное — начать, а там найдем все необходимое. Ведь недаром говорится в нашем народе, что «голь на выдум­ки хитра».

Поговорили с другими надежными товарищами. Все согласились с нами. Исхудалые лица пленников засве­тились надеждой. Подготовка к осуществлению заду­манного плана началась и шла в строжайшей тайне, в которую были посвящены только те, кто будет непосред­ственно участвовать в подкопе.

В поисках места, откуда бы начать подкоп, мы с Вандышевым, Кравцовым и Пацулой осмотрели все помещения барака и когда зашли в последнюю, угло­вую комнату, Кравцов воскликнул:

—  Вот эта самая подходящая! Покараульте-ка, а я обследую ее...

Я встал у двери, остальные заняли посты у окон, что­бы следить за движением охранников, а Кравцов при­гнувшись до самого пола, пополз под нижние нары. Вылез оттуда мокрый от пота.

— Лучшего места не найти,— сообщил он нам.— Только плохо поддаются доски, сухие. Ножик потре­буется.

На следующий день мы сорвали две половицы под нарами и забрались в подполье. Оказалось, что пол в бараке до метра возвышается над землей, есть где рас­сыпать грунт. Решили копать. Нашли кусок кровельного железа, сделали из него небольшой противень. Мисками, ложками, ногтями вгрызались в грунт. Землю уклады­вали на противень, волоком вытаскивали наверх и разбрасывали

И.М. Пацула
И.М. Пацула
  под  полом. Вскоре кому-то из това­рищей удалось раздобыть саперную лопату, и дело пошло веселее. Работали ночью,   а  под  утро  все старательно  убирали,  не оставляя никаких следов, чтобы  не  заметили  фа­шистские   ищейки.   Всё шло  как  нельзя лучше. Прошли  уже  несколько метров за  барак,  в сто­рону  проволочной  изго­роди.  Уже  предвкушали свободу. И вдруг — горь­кое  разочарование...  Мы наткнулись  на  деревян­ную    канализационную  трубу. Прогнившие доски  не выдержали  напора, и нечистоты хлынули в наш туннель.

В бараке стало невозможно дышать, вонь распростра­нялась по всему лагерю. Эсэсовцы, закрывая носы, ру­гались на чем свет стоит, называя нас свиньями. Им в голову не пришло, что под землёй идет напряженная ра­бота. К нашему счастью, охранники не заподозрили нас в подкопе и ограничились тем, что реже стали заходить в лагерь. А нам это было на руку.

Некоторые наши товарищи после того, как туннель заплыл нечистотами, решили, что продолжать подкоп бесполезно, что из этой затеи ничего не выйдет. Однако мы не отступили. Особенно упорно работали Пацула и мой земляк из с. Торбеева Василий Грачев.

           С Грачевым мы вместе учились в школе, еще в дет­стве мечтали стать летчиками. Мечты наши сбылись. Василий на фронте был штурманом, летал на бомбардировщике. Во время одного из вылетов в глубокий тыл врага его самолет подбили зенитки. И вот после девяти­летней разлуки мы встретились с ним здесь. Узнав от меня о подкопе, Василий Грачев весь отдался заманчивой идее. Он вместе с Пацулой вызвался спуститься в затопленное подземелье и ликвидировать аварию. Вдвоем они  чуть не задохнувшись в нечистотах, заделали отверстие в трубе. Вырыли огромную яму, под полом и вычерпали в нее всё нечистоты из подземного хода, использовав для этой цели тазик, который мы похитили в санчасти. И работа под землей закипела снова.

От грязи и нечистот, с которыми приходилось сопри­касаться во время ночной работы, у многих товарищей головы покрылись струпьями, всё тело было усыпано болячками. Мои обожженные руки превратились в сплош­ные кровоточащие раны, на ногах и животе появились фурункулы. Это заметил обслуживающий нас военнопленный русский врач  и позвал меня к себе:

— Зайди-ка, сынок, ко мне, я посмотрю, что у тебя с руками.

.Очутившись со мной наедине, делая мне перевязку, он шепотом, многозначительно предупредил меня:

—  Берегите руки. Работайте осторожнее...

Этот пожилой человек стал нашим активным со­общником.

Рискуя жизнью, врач доставлял нам в барак ножи, компасы, карты Германии, нанесенные на шелковое полотно, помогал всем, чем мог. Подкоп продолжался. Но чем дальше мы углублялись, тем труднее станови­лось дышать в подземелье. На улице уже чувствовалось приближение осени, а в туннеле  стояла  невыносимая  жара, не хватало воздуха.

А.А. Ворончук
А.А. Ворончук
Люди в нем то и дело теря­ли сознание. Могла про­изойти крупная неприят­ность. Чтобы предотвратить ее, мы стали привязывать веревку к ногам каждого, кто спускался для работы в подполье, и когда он па­дал в обморок, вытаскива­ли его оттуда. Немного лег­че стало, когда мы пробили небольшое отверстие (душ­ник)  на поверхность.

Однажды  мы  в  конце траншеи из-под земли про­ткнули на  поверхность не­большой  железный  прутик,  чтобы видно было, сколько  уже прошли под землей.

— Смотрите, маловеры, как далеко  мы  уже про­двинулись!— показали товарищам, отказавшимся от под­копа, как от бесполезной затеи.

На всех это произвело огромное впечатление. Люди поверили в успех подкопа. С этого дня более пятидесяти человек наперебой лезли в подземелье. Это по существу был целый отряд. Он был разбит на группы по шесть человек. Во главе каждой из них стоял офицер или политработник. Все участники подкопа были преданы Родине до последней капли крови. Среди них особенно запомнились мне два неразлучных друга, оба украинцы-земляки, служившие в одной части. Старший лейтенант Алексей Ворончук был командиром звена, а лейтенант Алексей Федирко — летчик его звена. Вместе бились они

А.С. Федирко
А.С. Федирко
  с врагом и вместе попали в плен при весьма трагиче­ских обстоятельствах.

Звено  Ворончука  вело  тяжелый  воздушный   бой  при большом  превосходстве  сил врага. Геройски сражались советские летчики, показывая  класс  манёвренности и  меткости  стрельбы. Они сбили несколько «Мессершмиттов»,  а  остальных обратили  в   бегство.  Но в последние  секунды  боя пулеметные  очереди  врага подожгли самолет Ворончу­ка.  Как ни старался опытный летчик  погасить,  со­рвать пламя, все его усилия оказались тщетными. Задыхаясь в дыму, Ворончук вы­прыгнул из горящей кабины и повис на парашюте. Ве­тер нес его в расположение фашистов.

Видя, какой опасности подвергается командир звена, летчик Алексей Федирко, бросился ему на выручку. Он стал кружиться над снижающимся парашютом, поливая пулеметным огнем бегущих к парашютисту немцев.

— Держись, друже!.. Держись!..— кричал Федирко с самолета, стараясь перекричать гул мотора и обод­рить товарища.

Как только парашют распластался на земле, Федир­ко рядом с ним посадил свою машину.

— Давай скорей, тезка!— махал он рукой Ворончуку, расстреливая в упор из пулеметов гитлеровцев, ок­ружающих его.

Фашисты открыли шквальный пулеметный огонь по самолету Федирко, стараясь не дать ему взлететь. Во­рончук был уже возле самолета, Федирко помог ему влезть в кабину и тут же дал газ. Самолет взревел, тро­нулся, набирая скорость, подпрыгивая на кочках. Уже колеса оторвались от земли, и в этот момент — сильный  толчок... Летчик в спешке не разглядел межевой столб и врезался в него. Левая плоскость оторвалась... Их ок­ружили фашисты.

Так, спасая товарища, Федирко имеете с ним ока­зался в руках врага. И здесь их дружба оставалась крепкой и нерушимой. Они никогда не разлучались, как братья, вместе спали, из одной миски ели, вместе мечта­ли о побеге. Это они изрезали портрет Гитлера и сдела­ли из него карты. Играя в подкидного дурака, друзья хлопали ими по носам проигравших и заразительно смеялись. Даже в самые тяжелые минуты они не теряли чувства юмора.

Вот эти неутомимые, никогда не унывавшие, безгра­нично любящие Родину товарищи самоотверженно ра­ботали в подземелье, стараясь в точности осуществить план побега.

Теперь, когда наш отряд вырос до пятидесяти чело­век, решено было вести подкоп не за проволоку, а даль­ше, под здание комендатуры, чтобы ночью перебить охрану, захватить оружие, уничтожить всех часовых. После этого пленные смогут на захваченных машинах пробраться в леса и там создать партизанский отряд. Ради этой святой цели каждый проявлял упорство, сме­калку и находчивость. Более сильные из нас опускались под пол, а кто послабее оставался наверху и следил, чтобы к бараку неожиданно не подошел часовой.

И откуда только брались у нас силы, чтобы после дневного каторжного труда еще ночь работать в подземелье! Их придавала нам любовь к Родине, надежда и стремление вернуться в строй Советской Армии.

Но как ни печально было, своего плана и на этот раз нам осуществить не удалось. Эсэсовцы разузнали о готовящемся побеге. Подкоп  был  раскрыт. Большая  группа военнопленных из нашего барака тут же была  отправлена в карцер. Меня бросили в одиночную камеру, вернее, щель размером не больше двух квадратных метров. В углу ее стояла чугунная печь, день и ночь то­пившаяся каменным углем. В камере стояла невыноси­мая духота. Мне не давали ни пить, ни есть. Целыми днями я лежал на голом цементном полу, а ночью часо­вой водил меня на допрос.

Стол в кабинете коменданта был уставлен яствами и разными винами. Меня подозревали как одного из ор­ганизаторов подкопа и надеялись склонить к предатель­ству. Лагерфюрер настойчиво предлагал мне во всем сознаться и выдать соучастников. Но этого мало. Он заготовил текст листовки, обращенной к советским вои­нам, и заставлял меня подписать ее.

— Выполни мои требования, а потом сядем за этот стол и выпьем за твое здоровье. Ты останешься живым и вернешься домой,— убеждал он меня.

— Сообщить мне нечего. Никаких листовок подпи­сывать не буду,— заявил я.

«Уговаривание» кончилось. Комендант схватил ре­зиновую палку и начал бить меня по чем попало, приго­варивая: «Признавайся!» Я молчал. Избиение продол­жалось. А когда я терял сознание, обливали холодной водой. Несколько раз на очную ставку мне приводили по очереди Вандышева, Кравцова и других товарищей. Они держались стойко и не выдавали меня. Тогда меня снова бросали в душную камеру.

Конечно, я не вынес бы всего этого, если бы не поддержка товарищей, которые как-то ухитрялись иногда бросить мне в окно кусок хлеба. А однажды открылась дверь, и на пороге камеры появился эсэсовец. В одной руке он держал кусок хлеба, в другой — кружку с водой. С минуту смотрел на меня молча, потом нагнулся, поставил возле меня кружку и положил хлеб:

— Кушать, товарищ... Моя и мой комрад помогай. Это был дежурный надзиратель. Он появлялся через день и каждый раз приносил мне то хлеба, то бутерброд с маргарином, а иногда даже кусочек конской колбасы или сыра, досыта поил меня водой. Из его небольшого запаса искаженных русских слов я понял, что он по национальности венгр, рабочий из Будапешта, насиль­но мобилизованный в фашистскую армию, что он сим­патизирует советским людям. Зная о перенесенных мною пытках, он хочет хоть немножко облегчить мои стра­дания. Рискуя собственной жизнью, этот чужой и незна­комый мне человек делился со мной своим скудным  пайком.

Восемь страшных суток провел я в каменном мешке. Только на девятый день меня перевели в общий карцер. Сюда попал и Иван Пацула. Все лицо у него было разри­совано кровавыми узорами и ссадинами, под глазами— фиолетовые круги. Он рассказал мне, что не выдержав издевательств,  плюнул в лицо допрашивавшему его зондерфюреру. За это зондерфюрер и комендант лагеря били его чем попало, топтали ногами на виду у всего лагеря.

И вот мне, Ивану Пацуле и другим приказали со­браться. Мы догадались, что из этого лагеря нас куда-то отправят. На руки мне надели металлические плас­тинки с острыми зубьями. При малейшем движении  зубья впивались в тело. Комендант приказал снять с  меня сапоги, Я стал возражать.

— На том свете они тебе не потребуются,— успокоил фашист, бросив на меня зловещий взгляд.

Жестокие мучения и истязания выпали на долю и других участников подкопа. Досталось и тем, кто даже не подозревал о готовящемся побеге. Как я узнал впо­следствии, в лагере был установлен еще более жестокий режим. Военнопленные мужественно переносили все невзгоды и бури. Теперь все знали, что при желании и  упорстве можно найти путь к побегу. Подкоп явился для них наглядным примером, как надо действовать, чтобы  обрести свободу. Свою уверенность в возможности побега люди выражали песней, которую можно было слы­шать во всех бараках:

 

Кто весел, тот смеется,

Кто хочет, тот добьется,

Кто ищет, тот всегда найдет!..

 

Это был коллективный призыв не сидеть сложа руки, а искать. В поисках закалялась воля, креп дух коллек­тивизма. Вскоре после нашего провала группа летчиков во главе с участниками подкопа капитаном Виктором Колычевым и старшим лейтенантом Аристовым, рабо­тавшая на болоте, осуществила новый дерзкий план по­бега. Вся команда по сигналу капитана Колычева и Аристова набросилась на охранников, смяла их, обез­оружила и, переплыв речку, скрылась в лесу. Бесстраш­ный подвиг  «болотных солдат» вызвал переполох среди эсэсовцев. Поднялась тревога. Все рабочие команды были сняты с работ и заперты в бараках. Несколько дней весь гарнизон эсэсовцев прочесывал лес в поисках беглецов.

Военнопленные торжествовали по случаю успешного побега товарищей. Но радость их неожиданно была омрачена неудачей. Из всех бараков согнали  военнопленных на плац и построили. Перед строем останови­лась крытая машина. Из нее выбросили два изуродован­ных трупа. В них военнопленные узнали организаторов побега Виктора Колычева и Аристова. Потом вывели не­скольких участников побега и провели их перед строем. Они прошли твердым шагом, высоко подняв головы, открыто и честно глядя в лица товарищам. Их снова затолкали в машину и увезли на расстрел... И когда ма­шина в сопровождении гитлеровцев выезжала за ворота, из толпы военнопленных слышался приглушенный го­мон, постепенно перераставший в траурную, надрывную мелодию. Сначала только звуки волнами плыли в воз­духе, а потом, по мере удаления эсэсовцев, всё явствен­нее слышались слова песни:

 

...Прощайте же, братья, вы честно прошли

Свой  доблестный  путь,  благородный...

 

Как ни тяжело было на сердце у каждого, но все знали, что товарищи отдали свои жизни не даром: по­давляющему большинству болотной команды побег удался. В сердцах кипела ненависть к врагу, в глазах горели огни лютой мести.

В сентябре 1944 года меня, Пацулу и Цоуна увезли из лагеря. Переводчик гестапо сказал нам:

— Отправляетесь в Заксенхаузен. Оттуда живыми не возвращаются...

 


В ЗАСТЕНКАХ „ЗАКСЕНХАУЗЕНА"

В ЗАСТЕНКАХ „ЗАКСЕНХАУЗЕНА"

 

Оборванных, босых, избитых до полусмерти, нас привезли в концлагерь «Заксенхаузен». Раньше, когда я читал о концлагерях, о зверствах фашистских палачей,  у  меня кровь стыла в жилах, по телу пробегали мурашки.

Но то, что довелось мне узнать, увидеть и испытать на себе в этом, мрачном застенке, превзошло все мои самые мрачные ожидания.

«Заксенхаузен»— это был центральный политический экспериментальный концентрационный лагерь смерти., находившийся под непосредственным руководством главаря СС Гиммлера. Здесь изобретались и испытывались на заключенных самые дьявольские способы умерщвле­ния людей и затем распространялись во все другие лаге­ря. Небольшая территория была обнесена трехметровой бетонированной стеной, поверх которой натянуто несколько рядов проволоки, заряженной током высокого  напряжения. В нескольких метрах от стены лагерь опоясывала проволочная сетка, в которую также был пущен ток. Вдоль стены через определенные промежут­ки были сооружены каменные вышки, а на них установ­лены мощные прожекторы и станковые пулеметы, направленные в сторону бараков. В промежутке между  стеной и решеткой — полоса тщательно взрыхленной земли. Если мышь по ней пробежит, и то след оставит. Приближаться к решётке не разрешалось. По наруши­телю без предупреждения открывали прицельный пуле­метный огонь.

В лагере перед огромной площадью для построения заключенных веерообразно, в несколько рядов, распо­ложены низкие, похожие на свинарники фанерные бара­ки—67 жилых и много служебных и хозяйственных. В каждом бараке, рассчитанном на 100—120 человек, раз мешалось 600—700 человек, а всего здесь постоянно на­ходилось 40—50 тысяч узников. Одних уничтожали, других привозили.

Все здесь было приспособлено для постоянного истя­зания и массового истребления заключенных. Достаточ­но сказать, что из 200 тысяч человек, прошедших через  ворота «Заксенхаузена», уничтожено и сожжено в кре­матории 100 тысяч.  Каждый второй был убит. Эшелоны обреченных поступали в лагерь ежедневно и назад уже не возвращались. Часто их даже не заводили на территорию лагеря, а прямо из вагонов гнали в крематорий,  и  там они находили мучительную смерть. Партиями по несколько сот человек загоняли в специально оборудо­ванный тир для массовых расстрелов и там поливали их шквалом пулеметного огня.  Других заводили в поме­щение крематория, приказывали раздеться и идти мыться в душевую залу. Затем дверь герметически закрывали  и вместо воды пускали ядовитый газ. Несчастные умирали в страшных муках. Кроме того, функционировало два газовых автомобиля-«душегубки» с передвижными крематориями при них, стационарная и передвижная виселицы с блоковыми механизмами. Постоянно  произ­водились отравления заключенных ядами, которые дава­лись в пище и вливались в вены. На людях испытывались новые медицинские препараты, боевые отравляющие ве­щества, бризантные гранаты и многое другое. Для этих «опытов» при санчасти была оборудована специальная  комната.


Концентрационный  лагерь
Концентрационный лагерь "Заксенхаузен". Крематорий и его двор с наклонной дорожкой в подземелье, где фашисты производили массовые расстрелы

В конце 1941 года сюда привезли 18 тысяч советских военнопленных. Их расстреливали из пулеметов во дво­ре крематория под звуки мощной радиолы. Через не­сколько дней они все до единого были уничтожены.

Каждое воскресенье лагерь выстраивали на плацу перед комендатурой, отбирали полторы-две тысячи уз­ников, потерявших трудоспособность, якобы для отправ­ки в другой лагерь на лечение. Подъезжали «душегуб­ки» и перевозили их в крематорий. Попасть на такой «транспорт» мог каждый заключенный. Людей исполь­зовали на самых тяжелых работах, содержали на голод­ном пайке, поэтому они быстро выбивались из сил и, как здесь говорилось, «летели в трубу».

У центральных ворот перед окнами лагерной комен­датуры была оборудована специальная площадка для экзекуций. В строго установленные дни сюда со всех  бараков строем, с немецкой песней на устах, сходились провинившиеся для получения «фюнф унд цванцихь нах аш» («двадцать пять на задницу»). Создавалась длин­ная очередь. Каждого в порядке очереди клали на скамью или «козла» и жестоко пороли. Получив свои двадцать пять, наказанный должен был поклониться палачу в ноги и сказать спасибо, а не сделаешь этого, получишь «добавку».

Чем же эти люди провинились перед германской им­перией? У каждого своя «вина». Один при встрече с эсэсовцем забыл снять шапку и встать навытяжку. Другой снял шапку и вытянулся, но неприветливо по­смотрел на эсэсовца — тоже заработал горячих. Третий сорвал шашку с головы и вытянулся в струнку, но улыбнулся арийской персоне — получай двадцать пять, чтобы знал, как зубы скалить... Но если ты закурил и тебя увидел эсэсовец, то за это «преступление» целую неделю будешь посещать «святое место».

Дело вовсе не в проступке, а в том, чтобы держать людей в постоянном напряжении и страхе, сломить их волю к сопротивлению, превратить в покорную рабочую скотину. В конечном счете всё было подчинено одной цели — истреблению.

Было равнее утро, когда нас, как на молитву, поста­вили у ворот лагеря — без головных уборов, по коман­де «смирно». Стоим уже битых пять часов, не меняя положений. Еле держимся на ногах. Косим глазами по сторонам: кругом бараки, бараки, бараки... Справа, за каменной стеной, возвышается труба крематория. Из нее валит густой черный дым, заволакивающий даже солнце. В воздухе стоит удушливый смрад горелого  мяса. «Неужели здесь оборвется и моя жизнь?»— ду­мал я и отвечал себе: «Нет, я должен отсюда выбрать­ся!» Мои размышления прервал переводчик:

— Что смотришь? Все равно не убежишь! Отсюда не уходят, а вылетают через трубу,— он указал рукой  на крематорий и громко захохотал.

Сырой холодный воздух пронизывал насквозь. Мыс­ленно я переносился в родное село Торбеево, в наш простой крестьянский дом. Давно, думал я, проснулась моя старушка-мать. Вряд ли она и спала в прошедшую ночь. Верно, все  глаза давно  уже  выплакала. Ведь  шестерых сыновей проводила .на фронт! И думы у нее не только обо мне. Ей и в голову не придет, что одного из ее сыновей поведут сейчас на смерть.

Надсмотрщик приказал нам повернуться лицом к стене. За спиной простирался плац, окруженный низки­ми бараками. По кругу строевым шагом двигалась длинная колонна пестро одетых людей. На спине у них, на груди и выше колен, на брюках, были нашиты белые квадраты материи с черными кругами наподобие мише­ни. Они пели какую-то немецкую песню. Что это за люди? Почему они поют? Вот они поравнялись с нами я увидел, что за плечами у них ранцы, наполненные чем-то тяжелым, пригибавшим людей к земле. Но рассмотреть их хорошо я не мог, потому что эсэсовец каж­дый раз, когда я поворачивал голову в их сторону, бил меня по спине палкой. Потом уж я узнал, что это мар­шируют с шести утра и до пяти вечера заключенные  штрафники, отбывающие наказание за нарушение лагерного «орднунга»—порядка. Каждый день они мар­шировали по булыжникам, грязи, щебенке с пудовым грузом за плечами, испытывая прочность обуви немецких фирм. Одиннадцать часов без передышки они должны были маршировать и всё время петь. Того, кто  не пел или шел не в ногу, отставал, выбившись из сил,; били палками.

Наконец, во второй половине дня, из комендатуры вышел невысокий эсесовец с фельдфебельскими нашивками на воротнике, с черепами и скрещенными костьми на пилотке и на груди. На его тупом, перекошенном лице выражалась звериная ненависть ко всему живому, От него несло смертью. Маленькие, налитые звериной злобой водянистые глаза под широкими, почти сросши­мися на переносице бровями. В петлице его френча зеленела орденская ленточка,  на  нагрудном кармане маячил черный крест, обрамленный серебристой ли­нией. На левом боку — пистолет, на правом — нагайка, небрежно заткнутая за пояс — так, чтобы всегда была под рукой. Нет, это был не человек, а что-то среднее между тигром и орангутангом. «Этот и отца родного не пощадит»,— подумал я и тут же убедился, что не ошибся... Пронизав нас насквозь холодным, не сулив­шим ничего доброго, взглядом, он что-то гаркнул тре­скучим голосом, взвизгнул и, выхватив из-за пояса на­гайку, начал пороть нас — всех подряд: бил по чем попало. Затем переводчик приказал заключенным сле­довать за ним в баню. Баня была метрах в трехстах от ворот, и, пока мы шли, этот орангутанг сопровождал час, и плеть его гуляла по спинам нашим.

В бане среди обслуживающего персонала из заклю­ченных оказался русский парикмахер. Когда орангу­танг вышел в соседнюю комнату, парикмахер спросил у меня:

— Я видел в окно, как этот изверг бил вас, Чем вы ему не понравились?

— Понятия не имею,— пожал я плечами и в свою очередь поинтересовался:— А кто он такой?

Парикмахер покачал головой:

— О, это самый страшный зверь здесь! Рапортфюрер Зорге.

— А что это такое — рапортфюрер?

— Через его руки проходят все поступающие в лагерь заключенные. Он же приводит в исполнение смертные приговоры, сам расстреливает сотни людей ежедневно. Вид и запах крови для него — высшее на­слаждение. В общем, садист.

— Так я и подумал, когда увидел его.

Парикмахер бросил взгляд по  сторонам и, работая  бритвой, нагнулся и шепнул мне на ухо:

— Доберемся скоро и до него... Я сам вот этой бритвой горло ему перережу за все его злодеяния над  людьми.

— Если он нас раньше не  прикончит,— заметил я,

— Не мы, так другие сделают это. Всех не перестреляет. А ты, дружище, за  что  попал?— спросил  он и посмотрел  в  мою карточку. Увидев причину моего направления  в  концлагерь, он вздохнул, покачал  голо­вой.— Понятно... Организация  побега  и  саботаж. За это — крематорий. Точно...

Хоть я и знал, что меня ожидает, от этих слов мне стало не по себе, точно ушат ледяной воды вылили мне на голову.

— Не робей, браток, выручим из беды,— сочувст­венно сказал парикмахер.— Только выполняй всё, что окажу.

Новый друг взял у меня бирку с номером, вышел куда-то и через минуту вернулся и подал мне бирку с новым номером:

— Вот возьми... Забудь пока свою собственную фа­милию. Теперь будешь Никитенко. Карточку я тоже подменил...

— Бирка-то чья?— забеспокоился я.

— Только что умер один человек. Пусть думают, что это ты. Понимаешь?..

Я кивнул головой: всё ясно. В это время зашел орангутанг-рапортфюрер, и парикмахер мой совершен­но преобразился. Он яростно схватил меня за ворот, вытащил из кресла и швырнул к двери душевой комна­ты, крича: «Быстрее! «Следующий!» Рапортфюрер по­хлопал парикмахера по плечу, расхохотался:

— Зо! Зо! Гут!.. (Так! Так! Хорошо!)

Извергу понравилось, что русский русского так толкнул. Но я-то понимал, что парикмахер сделал это  не по злобе, а потому, что ему надо было маскироваться, чтобы спасать людям жизнь.

После обработки вместе с другими заключенными я попал в карантин, а товарищ мой, Пацула, в какой-то другой блок. Так нас разлучили. Позднее я узнал, что парикмахером был наш советский офицер, танкист. Он вместе с другими товарищами спас жизнь не одному советскому человеку. Очень сожалею, что не знаю его фамилии. Спрашивать тогда было неудобно. По понят­ным причинам он и сам не назвал бы ее. Не знаю, жив ли этот прекрасный человек или его, как и многих дру­гих советских патриотов, замучили палачи. Ведь он на каждом шагу рисковал собственной жизнью! Если он жив, надеюсь, что, прочитав эти строки, откликнется.

В тот день я познал всю глубину великой воинской клятвы: «Клянусь... до последнего дыхания быть пре­данным своему народу, своей советской Родине и Со­ветскому правительству». Вспомнил я и слова великого русского писателя Н. В. Гоголя о том, что «Нет уз святее товарищества». С другом-танкистом, работавшим в бане, у меня состоялось еще несколько встреч. Он по­знакомил меня с лагерными «порядками», дал много дружеских советов, благодаря чему мне удалось избе­жать изрядного количества побоев, на которые эсэсов­цы не окупились.

Человек пятьдесят нас, новичков, построили между 13 и 14 бараками карантинного блока-изолятора, ого­роженного особым высоким забором и представлявшим собой лагерь внутри лагеря. Рапортфюрер Зорге пере­давал нас блокфюреру Шуберту. Это был тощий эсэсовец с длинной бледной физиономией, в которой, каза­лось, есть что-то крокодилье. Как и Зорге, Шуберт отличался нечеловеческой жестокостью и цинизмом. Два дегенерата: у Зорге на длинных ногах — короткое  туловище, а у Шуберта — наоборот. Но души у них, если они вообще были, родственны. Смешно и грустно, что такие выродки возомнили себя высшими созданиями природы, призванными вершить  судьбы человечества…

Процедура приема началась. Шуберт вызывал номе­ра по карточкам. Каждый из нас должен был подходить к нему. Блокфюрер задавал вопрос: за что попал? И| каждому отвешивал звонкую пощечину, а рапортфюрер стоял рядом и ухмылялся.

На ужин нам дали по 200  граммов желтоватой теп­лой  воды, именовавшейся «кофе»,  и  больше ничего. Проглотив горьковатую жидкость, мы заскучали, сидя за длинными столами. А скучать в лагере не полагает­ся, надо  всегда быть бодрым. Штубельтесте  (старший комнаты) — однорукий уголовник Франц — выскочил из своей кабины с бодрящей резиновой палкой и, вскочив  на стол, начал бить по головам всех подряд, выкрики­вая ругательства. Не  понимая, в чем  дело, мы бросились кто куда. В дверях образовалась давка. Выбегающих из помещения настигли палки помощников Фран­ца. На этот раз я удачно избежал побоев, нырнув под стол. Но многим досталось основательно. Потерявших сознание волокли за ноги  в  уборную и  там окатывали ледяной водой из шланга.

Отбой ко сну измученные узники встретили со вздо­хом облегчения. На трехэтажных деревянных койках  с  матрацами, набитыми древесной стружкой, устраива­лись по четыре-пять человек. Свора распорядителей «шляфзала» (спального помещения) во главе с тем же  безруким Францем палками и резиновыми шлангами наводила «порядок». С полчаса еще слышались удары, крики, проклятия, стоны...

Подняли нас в половине  четвертого. Почти  разде­тых, обутых в тесные деревянные колодки, построили в  колонну и начали гонять по двору взад-вперед, как ско­тину. Заставляли плясать на корточках, бежать, по ко­манде падать на живот, одновременно вскакивать и снова бежать. По булыжникам грохотали деревянные колодки, словно тысячи лошадей вскачь проносились по деревянному настилу. Это была сумасшедшая пляска скелетов, над которыми свистели палки, резиновые шланги; кожаные бичи. Гитлеровцы называли это изде­вательство «шпортом». Длилось оно два-три часа, в за­висимости от настроения блокфюрера. После «шпорта», как правило, отправляли в морг несколько трупов, с де­сяток обморочных тащили в уборную приводить в чувст­во…  Остальным, не дав ни минуты передышки, прика­зывали раздеться и приступить к «водным процедурам»: тщательно мыться ледяной водой до пояса (ни больше, ни меньше!). На дверях умывальной комнаты стоял блокфюрер и осматривал каждого выходящего. Если находил, что заключенный помылся согласно правилам, давал оплеуху и пропускал его, а тех, у кого на два-три сантиметра выше пояса тело было сухим, ставил в ше­ренгу в коридоре под охрану своих помощников. Всех задержанных снова загоняли в умывальную, приказы­вали раздеться догола и начинали их домывать: один изверг направлял мощную струю воды из шланга на несчастного, а другой чесал его колючей терновой мет­лой так, что кожу сдирал с человека. Многие не выдер­живали такого «мытья» и тут же умирали.


В  эту  цементную  дыру  при  допросах  бросали
В эту цементную дыру при допросах бросали "провинившегося". На заднем плане - "бункер", тюрьма в тюрьме

Так изо дня в день, с подъема до отбоя, по строго установленному распорядку, заключенного на каждом шагу преследовали палка и нагайка, изощренные мето­ды изматывания его последних сил. Все делалось для того, чтобы ему некогда было думать и размышлять.

Казалось, о какой организованной борьбе с врагом может идти речь в этих ужасных условиях? На первый взгляд могла показаться нелепой мысль о том, что люди 47 национальностей — избитые, истерзанные, не понимающие друг друга — могут объединиться и оказы­вать активное сопротивление своим поработителям. Но как я был удивлен и обрадован, когда узнал, что в ла­гере существует, действует и представляет собой боль­шую силу подпольная коммунистическая организация!

 


БОЕВОЕ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЕ СОДРУЖЕСТВО

БОЕВОЕ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЕ СОДРУЖЕСТВО

 

Из-за чрезмерной тесноты часть заключенных, в том числе и я, были переведены из четырнадцатого в три­надцатый барак, находившийся в том же дворе изоля­тора. В одной  его половине размещались штрафники,  те самые, которых я видел в первый день марширую­щими по плацу, а в другой — смертники. У смертников не было лагерных номеров (их не регистрировали в ла­гере, как будто они сюда и не поступали), а были  красные круги на рукавах и красные ленты на груди. Над этими обреченными людьми эсэсовцы измывались еще больше. Часто я поражался, как они всё это вы­держивают, откуда берутся силы не только не падать духом, но еще и нас подбадривать, воодушевлять на борьбу с фашизмом.

Я познакомился, а затем и подружился с двумя смертниками: полковником Николаем Степановичем Бушмановым и политруком Андреем Дмитриевичем Рыбальченко. Это были мужественные советские люди. Доведенные фашистами до полного изнеможения, при­говоренные к смертной казни, они никогда не падали духом, внушали людям веру в нашу победу, организо­вывали массы заключенных на активную борьбу с вра­гом в условиях концлагеря.

Много мук и лишений перенесли они в фашистском плену, но и немало причинили вреда гитлеровской Гер­мании. Еще в 1942 году в одном из лагерей военноплен­ных под Берлином они создали подпольную организа­цию, которая срывала многие мероприятия немцев, на­правленные против нашей Родины. С 1943 года Бушме­нов и Рыбальченко вели активную работу в Берлинском подполье, выпуская и распространяя листовки, призы­вающие военнопленных и увезенных на работу в Гер­манию иностранных рабочих к активному сопротивле­нию и саботажу на военных предприятиях — портить станки и оборудование, уничтожать материалы и готовые изделия, выпускать бракованную продукцию, не ковать оружия против самих себя.


А.Д. Рыбальченко  (слева)  и  Н.С. Бушманов
А.Д. Рыбальченко (слева) и Н.С. Бушманов

В июле 1943 года по доносу провокатора гестапо были арестованы руководители и члены Берлинского центра подполья, в том числе Н. С. Бушманов  и  А. Д. Рыбальченко. Всех заключили в берлинские тюрьмы  -  Моабит, тегельскую и др. Четыре месяца геста­повцы подвергали их пыткам и издевательствам, требуя выдачи соучастников. Но подпольщики не бросили да­же тени подозрения на товарищей, продолжавших ве­сти борьбу. Ничего не добившись, гестапо приговорило Бушманова и Рыбальченко вместе с другими их товарищами «за подрыв военной экономической мощи Германской Империи—к смертной казни»...

И вот они в смертном изоляторе концлагеря «Заксенхаузен» ждут своего  конца. Каждый день утром,  в  обед  и  вечером всех смертников  выстраивают, и рапортфюрер Зорге с блокфюрером Шубертом вызывают  по  списку на казнь. Я видел,  с  каким достоинством  держались Бушманов и Рыбальченко в эти тревожные  для них минуты, с какой  лютой ненавистью  смотрели  они на Шуберта и Зорге. Каждый из них правую руку  держал  в  кармане, Я знал, что в эти  минуты они до  боли в пальцах  сжимают ручки  ножей, готовясь броситься на извергов, как только  те  зачитают фамилию  одного из них. Так они договорились: умереть в борьбе,  если на то пойдет.

Так и жили они  в  ожидании смерти час за часом.  Нам казалось, что они совершенно  не  задумываются  над своим  положением. Вернее, им некогда  было думать о себе, так как они были постоянно заняты совсем  другими заботами.

С первых же дней пребывания в смертном изолято­ре Николай Степанович и Андрей Дмитриевич  решили продолжать подпольную борьбу против фашизма, пока не оборвется  жизнь. Им удалось  установить связи  с немецкими, французскими, датскими,  польскими, чехословацкими  коммунистами, а через  них и с лагерным интернациональным подпольным комитетом и в тесном взаимодействии с ними наносить врагу чувствительные  удары по самым уязвимым  местам. Они умело исполь­зовали благоприятные  условия, в которых  оказались, сами того не ожидая. Карантин был своеобразным пропускным пунктом в лагере, через  него проходили вновь прибывающие партии заключенных и только через три недели распределялись по рабочим командам и уходили в общий лагерь.

Полковник Бушманов  и  политрук Рыбальченко бе­седовали  с  людьми, изучали их и отбирали наиболее грамотных, стойких и преданных Родине товарищей для  подпольной работы. Инструктировали их, а затем через немецких коммунистов организовывали их отправку на работу в ту или другую команду, где больше всего требовалось организовать сопротивление и срыв производства военных материалов. Прибыв на место, эти товарищи создавали подпольную группу, развертывали политическую работу среди заключенных, направляя их усилия на подрыв вражеской экономики. Все они поддерживали с Бушмановым и Рыбальченко постоянную связь. Я сам видел, как десятки людей приходили  к ним из общего лагеря и подолгу беседовали о том, как лучше организовать подпольную борьбу.

Через иностранных коммунистов Николай Степанович и Андрей Дмитриевич организовали материальную помощь выбившимся из сил советским патриотам  и  иностранным антифашистам. Такую помощь от них получал и я. Я был крайне истощен, а одет хуже оборванца: ошметки брюк едва прикрывали тело, вместо рубашки и пиджака — дырявая, промасленная жилетка, на ногах — деревянные колодки. В таком одеянии меня по холоду гоняли на разные работы. Бушманов и Рыбальченко достали у своих иностранных друзей по подполью и передали мне теплую одежду. Сами голодные и истощенные, они часто давали мне кусочки хлеба,  картошки, обманывая меня, что сыты. Через тех же иностранных товарищей они организовали сбор продуктов из посылок для наиболее слабых советских и иностранных борцов против фашизма.                Помню такой случай. Бушманов и Рыбальченко сидели за бараком в окружении группы заключенных,  среди которых был и я. Они рассказывали нам о поло-жении на фронтах согласно последней сводки Совинформбюро, принятой подпольным лагерным радиоприемником. Вдруг  к  ним подошло два человека:  один,  коренастый, широколицый, со светлыми волосами, был датчанином,  другой — чернявый,  круглолицый — как я впоследствии  узнал, советский  лейтенант, член  под­польной организации Яков Львович Крымский (сейчас  - доцент Института Моссовета). Датчанин передал Анд­рею  Дмитриевичу  огромную  коробку,  наполненную  продуктами,  и  что-то  сказал  ему  по-немецки. Яков Львович перевел его слова:

— Это вам, дорогие Андре и Николай, от нас, дат­ских и норвежских коммунистов...

Андрей Дмитриевич поблагодарил датчанина и тут же, в его присутствии раздал нашим товарищам всё, что было в коробке, не оставив себе ничего. Этот его поступок взволновал меня до глубины души. Не ре­шаясь есть полученные хлеб и сыр, я спросил у него:

— Почему же вы с Николаем Степановичем себе ничего не оставили?

— А зачем нам? Мы не сегодня-завтра попадем в крематорий. А вам надо сохранить силы для борьбы,— ответил Андрей Дмитриевич.

Николай Степанович добавил в шутку:

— О нас не беспокойтесь, если сами не дойдем до крематория, донесут...

Часто я интересовался, как они себя чувствуют, зная, что приговорены к смерти и что в любую минуту их могут казнить.

— Да, я приговорен к смерти,— говорил Бушманов,— скверно, конечно, на душе. Но я никогда не буду вы­маливать себе жизнь у палачей.

— А у меня на сердце спокойно, будто этот приговор не меня касается,— заявлял Рыбальченко.— Ведь когда знаешь, за что умираешь, смерть не так уж страшна.

Часто у меня было очень подавленное настроение. Тогда я шел побеседовать к полковнику и политруку.

— Миша, не падай духом!— ободряли они  меня.— Советские люди везде есть и пропасть не дадут.

Горячее участие и бодрое слово друзей в этих страшных условиях придавали мне сил и энергии. Я: настолько стал им верить, что однажды рассказал свою тайну: я вовсе не Никитенко, а Девятаев — летчик-истребитель советской авиации.

— Это хорошо,— сказал Рыбальченко и спросил у меня:— А сумел бы улететь на немецком самолете?

Я не был уверен, что смогу управлять иностранной машиной.

— Если захочешь, сумеешь. Для большевиков нет невозможного. Самое главное—захотеть и стремиться к этому. Ты должен при первой же возможности захва­тить немецкий самолет и улететь на Родину!

— А где я его захвачу?— безнадежно махнул я рукой.

— На аэродроме, конечно,— усмехнулся Бушманов.

— Устроим, если надеешься на себя,— пояснил Рыбальченко.— Жаль, что нас из этой клетки никуда не выпускают, а то бы вместе попробовали... Можно направить тебя на какой-нибудь аэродром, в рабочую команду. Только не проболтайся, что ты летчик!.. Никому  ни слова!

В начале я смотрел на это, как на пустой разговор, которому не стоит придавать особого значения. Как это  они могут направить меня на аэродром, будучи смертниками! Но  когда они снова и снова поднимали этот  вопрос и начали вполне серьезно давать советы, как поступить  в  том или другом случае при захвате самолета, пришлось задуматься. Луч надежды озарил мою жизнь. Поклялся им, что если  такая возможность представится,  не остановлюсь  ни  перед чем, организую группу товарищей, как они  советуют, захвачу самолет  и  улечу на  Родину. Мысль,  поданная новыми  друзьями,  крепко засела мне в голову. Только бы попасть на  аэродром!

— Когда же?— всё чаще я спрашивал у друзей.

— Скоро, Миша,— отвечал Рыбальченко.— Номер твой уже передал немецким товарищам из канцелярии. Как только будет наряд в какую-нибудь аэродромную команду, тебя включат.

— А если не будет?

— Тогда на завод Хейнкель пошлем, там есть летно-испытательное поле. Но мне сказали, что на аэрод­ромы из лагеря часто берут заключенных.

Время тянулось медленно. Я начал было уже терять надежду, как вдруг однажды подходит ко мне А. Д. Ры­бальченко и приглашает за барак.

— Ну что?— посмотрел я ему в глаза.

— Готовься, Миша. Все сделано. Скоро поедешь... И действительно,  на другой или третий день  меня  вызвали на этап.

Прощаясь с Николаем Степановичем Бушмановым и Андреем Дмитриевичем Рыбальченко, я горячо бла­годарил их за всё хорошее, что они сделали для меня, за верную дружбу и был уверен, что мы уже никогда больше не встретимся. Ведь их положение было безна­дежным — никаких шансов на спасение! И неизвестно, что случится со мной. Тяжело было сознавать, что па­лачи в любую минуту могут учинить над ними жесто­кую расправу.

С болью в сердце расставался я и со своими стары­ми друзьями — Иваном Пацулой и Аркадием Цоуном, которые делили со мной горе и радость на протяжении всего тяжелого пути от лодзинского лагеря до «Заксенхаузена». Теперь я остался один среди чужих, незнако­мых людей, увозимых вместе со мной в неизвестном  направлении. Что ждет меня там?...

В ушах всё еще  звучали слова друзей:  «Не падай духом! Советские люди везде есть и пропасть не дадут».  Это правильные слова, я понимал их значение теперь, как никогда. В «Заксенхаузене» особенно ярко проявились духовные и моральные силы советского человека,  воспитанного родной Коммунистической  партией. Они,  советские люди, и, в первую очередь, коммунисты, были главной движущей силой  в  подпольной борьбе многонациональных масс  узников фашизма против  общего  врага. Не случайно все иностранцы восхищались мужеством и бесстрашием наших людей, представителей той  страны, на которую они возлагали все надежды на свое  освобождение от фашистского рабства.

— Как не восхищаться русскими, как не преклоняться перед ними, когда их не могут сломить никакие  лишения, никакая сила, даже смерть!— часто слышал я  от заключенных разных национальностей.

Как-то перед вечерней поверкой на плацу была  установлена передвижная виселица. Возле нее собралась группа эсэсовцев. Кого будут вешать, никто не  знал. Когда сорок тысяч заключенных выстроили перед  этим страшным сооружением смерти, к нам в изолятор  явились рапортфюрер Зорге, блокфюрер Шуберт и солдат с автоматом. Они остановились перед оцепеневшими смертниками.

— Белов Василий!— гаркнул Зорге.

Спокойно и гордо из строя вышел молодой невысо­кий парень — русоволосый, с большими умными глазами. Ему скрутили назад руки, надели наручники.

— Шнель, марш-марш!— скомандовал ему рапортфюрер.

— Обожди, мне не к спеху,— Белов бросил на него уничтожающий взгляд, полный презрения и лютой не­нависти.— Дай проститься с товарищами...

Гитлеровцы расступились. Белов окинул нас теплым дружеским взглядом и произнес:

— Прощайте, товарищи! Передайте привет Родине!..

Палачи схватили его за плечи и вытолкнули за во­рота изолятора. И он пошел твердым строевым шагом» высоко подняв голову. И вдруг запел:

 

…Пусть ярость благородная

Вскипает, как волна!

Идет  война  народная —

Священная война!..

 

...Трижды обрывалась веревка, и каждый раз, когда его поднимали и снова надевали на шею петлю, он кричал на весь лагерь:

— Да здравствует Советская Родина! Смерть фа­шизму!

Сорокатысячная толпа узников взволновалась, загудела, как  потревоженный улей, на разных языках в адрес палачей посыпались проклятья... Ярость массы зарастала с каждой секундой. Гитлеровцы растерялись. Чтобы скорее кончить всё, комендант лагеря подскочил к палачу, оттолкнул его в сторону, не дав надеть петлю в четвертый раз, и выстрелил из пистолета лежавшему  уже без сознания Белову в голову...

Это был простой советский человек, военнопленный, уроженец г. Саранска. Повесили его за побег из конц­лагеря. Так умирали советские люди. И смертью своей они мобилизовали заключенных на беспощадную борь­бу с фашизмом. И гитлеровцы были бессильны поме­щать этому.

Многое узнал я и пережил в «Заксенхаузене», мно­гому и научился. И теперь, куда бы я ни попал, в каких  бы  условиях ни оказался, знал, что мне делать.

В двухосный товарный вагон набили нас семьдесят человек. В страшной тесноте невозможно было ни прилечь, ни повернуться.  Поезд  тронулся. У меня  была мысль: только бы попасть на аэродром!

 


У ЗАВЕТНОЙ ЦЕЛИ

У ЗАВЕТНОЙ ЦЕЛИ

 

Остров, покрытый лесом и болотами, был отрезан от суши широким заливом Балтийского моря. Серое осен­нее небо сливалось с бескрайней водяной пустыней, ко­торой, казалось, нет  ни  конца, ни края. Шел мокрый снег, дул промозглый  морской ветер. Нас  привели в лагерь, состоявший из шести бараков, обнесенных многорядным забором из колючей проволоки. Здесь содержалось три тысячи  заключенных, которых  немцы использовали на разных тяжелых работах.

В разговорах со «старожилами» лагеря  я  получил самые неутешительные  сведения об условиях жизни и обращении с заключенными. Лучшего, конечно, я и не  ждал. Но была и хорошая новость: на острове есть военный аэродром! Из лагеря туда ежедневно гоняют на разные работы команду из заключенных в 45 человек. Каждое утро эсесовцы насильно загоняют людей в эту  команду, потому что все избегают ее. Труд там каторжный, целый  день на ветру, дующем с моря, да  еще на  голодный желудок. Из этого я заключил, что попасть туда  будет не  так уж  трудно, и тут же всплыло перед глазами  худое, измученное лицо политрука А. Д. Рыбальченко,  вспомнился его приглушенный, твердый голос: «Ты должен улететь на Родину! Сумеешь, если  захочешь. Для большевиков нет невозможного»... Друзья сделали всё,  чтобы я мог улететь, я нахожусь  у  желанной цели и должен выполнить данную им клятву. Живы ли они?



Военнопленные  на работе
Военнопленные на работе

На другой день меня, точно по заказу, взяли в аэрод­ромную команду. На аэродроме мы разгружали цемент, подвозили песок, засыпали воронки после бомбежки, бетонировали взлетные дорожки. Руки и ноги коченели от холода, свирепый ветер с моря, будто заключив союз с фашистами, изматывал наши силы,  выдувая из наших тел последнее тепло. Чтобы хоть немного защититься от холода, мы надевали на себя под лохмотья бумажные мешки из-под цемента. За это нас лупили палками, грозили суровым наказанием. Но теперь я не роптал на свою судьбу, потому что видел перед собой цель, достижение которой окупит все страдания.

Стал присматриваться к окружающим, прислуши­ваться к их разговорам и убедился, что народ здесь замечательный, готовый горы свернуть. У всех на уме было одно: как вырваться из фашистского ада? Значит, можно было начинать подготовку к захвату вражеского самолета. Надо подобрать группу наиболее надежных, особо отважных, готовых на любой риск товарищей. А риск очень большой, поплатиться можно не чем-нибудь, а самым дорогим для человека — жизнью! Ведь захваты­вать самолет и улетать придется среди бела дня и бук­вально на глазах у врага. Это не в родном полку, где, бывало, в трудных условиях фронтовой обстановки каждый из нас встречал помощь, совет, поддержку ко­мандира, друзей и товарищей-однополчан. Я невольно вспомнил своего командира эскадрильи, чуткого и отзывчивого товарища — Владимира Ивановича Боброва. Он всегда ободрял в тяжелую минуту, радовался успе­хам подчиненного. О, как бы дороги были его советы в эти минуты! Что он делает теперь? Где сражаются мои однополчане? Может быть, это они на днях бомбили аэродром, где  мы изнываем от каторги?!

Как ни скрывали от нас фашисты правду  о  положении  на фронтах, мы знали, что Советская Армия ведет  победоносные бои уже на вражеской территории. Это придавало нам силы. Мне хотелось знать обо всем, что делается на родной земле, где проходит линия фронта. Это было необходимо для перелета. Ведь у меня не было никаких оперативных карт и даже простой географиче­ской. Но я верил, что и без карты, без компаса само сердце приведет меня туда, куда оно неудержимо стре­мится с той минуты, как я оказался в плену у врага.

Следы сокрушительных ударов по врагу мы видели и здесь, на аэродроме, где нас заставляли работать.

— Снова летят красные звезды!— кричали мы, уви­дев свои боевые корабли.

— На славу поработали наши летчики!— обычно говорили заключенные после каждого налета. Только сожалели, что ни одна бомба не попала в крепостные стены лагеря и не сделала прохода в колючей проволоке.

В первых числах января 1945 года советская бом­бардировочная авиация во время ночного налета разгро­мила два ангара, вывела из строя взлетно-рулежные до­рожки и сожгла 11 или 12 самолетов врага. Это очень обрадовало всех нас, заключенных, вселило уверенность в скорое освобождение.

Фашисты поспешно создали из нас специальную рабочую бригаду для быстрейшего устранения последст­вий этого налета. Но налеты повторялись все чаще, так что  мы не успевали засыпать и заливать бетоном бом­бовые воронки. Правда, нам некуда было спешить с этим делом, и мы не спешили... Чем больше было об­ломков немецких самолетов, тягачей, развалин ангаров, тем легче становилось у нас на сердце.

Однажды во время выгрузки цемента из вагонов я увидел, как один военнопленный засыпал песком буксы вагонов. Заметив, что я за ним наблюдаю, он скрылся,  но мне удалось запомнить его веснушчатое лицо и шрам на носу. Я понял, что этот человек  способен на любой риск, что его необходимо привлечь к осуществле­нию моего плана побега. Два дня я искал его, а он скрывался, видя, что я его преследую. Наконец, он чуть не зарезал меня, приняв за фашистского сыщика. Толь­ко через некоторое время он убедился, что я свой чело­век, и мы стали с ним друзьями.

Это был Володя Соколов. В лагере его звали просто «курносый». В плен Володя попал в начале Отечествен­ной войны, прошел через многие тюрьмы и лагеря, был удивительно находчив и изворотлив. Владея немецким языком, он даже вошел в доверие к немцам и был назначен помощником «капо» (бригадира), что давало ему возможность облегчать участь товарищей.

До случая с песком я серьезно остерегался с ним разговаривать, брезгливо сторонился, думая, что он фа­шистский прислужник, но глубоко ошибся. На самом деле «курносый» был пламенным советским патриотом, питавшим жгучую ненависть к фашистам. Один эсэсо­вец до смерти замучил военнопленного. Узнав об этом; «курносый» изменился в лице и, скрипнув зубами, сказал:

— Этому извергу дорого обойдется кровь наших людей! Я ему, гаду, устрою...

Видел я, как «курносый» отдал свою порцию супа обессилевшему поляку. Всё это заставило изменить о нем свое мнение. Мы поговорили с ним по душам и поняли друг друга. Он под строгим секретом рассказал мне, что  группа товарищей готовит побег. Совершить его они думают в момент налета советской авиации, когда охранникам будет не до нас. По его словам, возглавлял  эту подготовку какой-то Иван Корж. Меня это очень заинтересовало. Выходило, что имеется готовая, сколоченная группа для побега, остается только действовать!

Но кто такой Корж? Надежный ли это человек? Обо всём этом я решил разузнать самым тщательным обра­зом. После некоторого раздумья я сказал Володе Соко­лову, что есть возможность совершить  побег  на самолете.

— А летчик есть?— сразу просиял он.

— Есть среди нас летчик,— ответил я,— только об этом никому ни слова, а то, если узнают гитлеровцы, ему и всем нам не сдобровать...

— Будь спокоен!— решительно заявил он.

Вскоре нас послали в рощу заготавливать дрова. Ко мне подошли пятеро заключенных. Один из них, очень худой, невысокого роста, с живыми горящими глазами, отозвал меня в сторонку и просто спросил:

— Укажи мне, кто здесь летчик? Я — Иван Корж. Хочу с ним поговорить.

Я решил сначала присмотреться к нему, убедиться, что не подведет, а потом уж обсуждать с ним план по­бега. Но весь вид Ивана Коржа был таким располагаю­щим, этот человек вызывал такое доверие к себе, что уже  при следующей встрече я признался:

— Летчик—  я.

— Так бы и говорил,— улыбнулся Корж.— Это здо­рово! Свой летчик! Дело!..

Корж, как выяснилось, была вымышленная фамилия советского пограничника Ивана Кривоногова. Военную службу он начал в Шепетовке, где прошли годы боевой молодости писателя-коммуниста Николая Островского. В этом городе молодой патриот прочитал книгу «Как закалялась сталь», а из рассказов местных жителей узнал о боевых подвигах ее автора. Образ Павки Кор­чагина стал вдохновляющим примером для воина-по­граничника.

Кривоногов был одним из тех, кто принял на себя внезапный, вероломный удар фашистских полчищ. Командиру взвода Кривоногову было тогда 24 года. Вме­сте со своими подчиненными он занимал дот на берегу пограничной реки Сан в районе Перемышля. О муже­стве, с каким Кривоногов и его бойцы отражали атаки врага, говорит тот факт, что гарнизон дота продержал­ся под ураганным артиллерийским огнем и бесчисленными атаками фашистов до третьего июля, когда фронте уже был далеко позади него.

Пограничники во главе с Кривоноговым беспощадно  уничтожали оккупантов, посягнувших на нашу землю.  Но дот был разбит, завалены обломками казематы и ходы сообщения. Из пятнадцати бойцов гарнизона в живых  осталось четверо, но они упорно продолжали сопротивляться. И только тяжелораненые попали в руки врага.

Заточенный в лагерь, Кривоногов и там не смирился  с ненавистным  врагом и продолжал бороться  против  него всеми доступными средствами. За убийство провокатора гестапо  в лагере военнопленных фашисты приговорили Кривоногова  к смертной казни.  К счастью,  он был  спасен  французскими  коммунистами-подпольщиками,  находившимися  в  концлагере. И тогда  же  объявил друзьям, что он не Корж, а Иван  Кривоногов.  В этом лагере он подружился  с  Володей Соколовым. Долгое время два неразлучных друга  работали на откопке неразорвавшихся бомб после воздушных  налетов  советской и союзной авиации, всегда находясь с глазу  на глаз со смертью.

Мой план побега на самолете друзьям понравился.  Но не сразу они приняли его. Я видел и чувствовал, что  мой вид не внушал им доверия. То один, то другой  спрашивал у меня:

— А ты действительно летчик?.. Настоящий?.. Смот­ри, если врешь, лучше сразу признайся, а то хуже будет.

С каждым днем я просвещал их в авиационных делах, распределял обязанности при захвате самолета и перед взлетом. На Володю возложил ответственность за хвостовое оперение и проинструктировал его, что он должен делать. Кроме того, стал готовить его к испол­нению обязанностей штурмана. Иван Кривоногов дол­жен был быстро расчехлить моторы, убрать колодки из-под колес шасси и т. д. Наконец они отказались от своего плана — бежать вплавь через пролив, хотя он был уже тщательно разработан.

— Конечно, на самолете вернее!— согласились они.— Только давай присматриваться, на каком лучше лететь, ведь их тут вон сколько, и все разные!

Начали готовиться. Друзья видели, что я сильно истощен и что надо побыстрее восстанавливать мои си­лы. Подкармливая меня, они шутили:

— Разве ему  с  такой «мощностью»  справиться с  самолетом?

Я начал внимательно присматриваться к немецким машинам, используя малейшую возможность для озна­комления с ними. Особенно тянуло меня в кабину само­лета. Хотелось забраться в нее и сидеть до тех пор,  пока не запомню хотя бы в общих чертах ее арматуру. А  кто мне позволит такую роскошь? Ведь мы и шагу не сту­пали без  конвоира! Пришлось пускаться на всякие хит­рости. Стал изучать детали разбитых самолетов, хотя без риска быть застреленным их невозможно было взять. Часто нам поручали убирать обломки самолетов. Во время этой работы я выдирал с приборной доски разные таблички, прятал их в карманы, в котелок, а вернувшись в барак, старался разобраться, что к чему,  изучал назначение приборов. Володя Соколов был у меня за переводчика — все надписи переводил с немец­кого на русский язык. Так по крупицам накапливались  знания  об  устройстве   приборной  доски   немецких  самолетов, преимущественно  бомбардировщиков, кото­рых здесь было больше всего.

На какой бы работе я ни находился, мой взгляд, всегда был устремлен на самолеты. Меня всё интересовало: оборона аэродрома, время смены и количество  постов, слабые и усиленные места охраны, количество экипажа в том или другом самолете, время заправки машин топливом и смазкой,  прогрев моторов, буквально каждая мелочь, от которой зависит успех полета.

Изучив распорядок дня немцев на аэродроме, мы, решили, что самое лучшее время для захвата самоле­та— обеденный перерыв. Именно в это время у фашис­тов ослабевает бдительность, и они оставляют свои ра­бочие места. Мы заметили, что если немец забил напо­ловину гвоздь, а в это время ударил звонок на обед, он бросает гвоздь незабитым и уходит. Пообедает, а потом добьет этот гвоздь до конца. Такая пунктуальность давала нам лишний шанс на успех.

В один из январских дней нас заставили разгребать снег у самолетов, маскировать их. Мне прямо-таки по­везло: я очищал крыло самолета от снега и вблизи наблюдал, как экипаж привычными движениями рас­чехлял моторы, подключал аккумуляторную тележку к бортовой сети, как открывались дверцы кабины. А ког­да заревели моторы, мне захотелось посмотреть хоть одним глазом на действия летчика, который запускал для подогрева моторы. Приподнявшись на крыло, я уви­дел, как он обращается с арматурой кабины, что делает во время запуска самолета. А летчик, видимо, желая похвастаться своим мастерством, то включал, то выклю­чал моторы, один раз даже ногой выключил и включил. Его взгляд, направленный на меня, как бы говорил: смотри, русский болван, как мы запросто всё делаем! Для меня всё было ясно. Мысленно я уже представлял  себя на месте фрица в кабине, как вдруг конвоир огрел меня палкой по спине. Я кубарем свалился вниз, хотя удара как будто и не почувствовал — так счастлив я  был, что теперь знаю, как запустить моторы. Если бы он и десять раз меня ударил, все равно я не пожалел бы о случившемся.

1 февраля 1945 года произошло событие, которое чуть не стало для нас роковым. Один заключенный в бараке развязно заявил:

— Мне всё равно, кому служить, были бы денежки,  вино да всё прочее...

У меня кровь закипела от слов этого мерзавца. Не сдержался, из всей силы ударил его в подбородок так, что челюсть своротил набок. На крик  в барак ворвались  эсэсовцы, избили меня и приговорили к экзекуции «на десять дней жизни». Это означало, что в течение десяти дней меня будут убивать, больше этого срока я не про­живу. Ежедневно меня стали избивать до потери созна­ния. Били чем попало от подъема до отбоя. Заставляли десять-двадцать раз брать матрац, наполненный струж­ками, переносить его на другую койку и быстро заправ­лять. Если не успел за минуту — нещадно били и за­ставляли снова и снова повторить эту процедуру. Потом нагружали на меня маскировочные материалы и застав­ляли нести на аэродром. Я и так еле передвигался в деревянных колодках, скользя по снегу и падая, а тут еще тяжелый груз на плечах. Но как-то едва мы отошли от ворот лагеря, я почувствовал облегчение. Это Петр Кутергин, человек богатырского телосложения, поспе­шил мне на помощь. Он уроженец  Сибири, и сам подстать сибиряку-кедру. Даже суровые условия фашист­ского плена его не сломили. Такой силач нам очень нужен, подумал я. Ведь придется расправляться с кон­воем, чтобы захватить самолет.

Когда мы посвятили Кутергина в наш план, он охот­но согласился во всём нам помогать.

Примкнул к нам и Володя Немченко. Еще шестнад­цатилетним парнишкой фашисты угнали его на каторгу.  Сам он из Белоруссии. На чужбине всё время тосковал по родному краю. Несмотря на юные годы, Володя вы­глядел стариком, лицо его было суровым. Во время пытки гитлеровцы выбили ему глаз и изуродовали ли­цо. Он до того был худ, что полосатая одежда заклю­ченного буквально висела на нем.

— Весь в вашем распоряжении,— твердо заявил он, узнав о нашем плане побега.

Еще через день я предложил бежать с нами полит­руку Михаилу Емецу.

— На меня всегда рассчитывайте, во всём помогу,— сказал он.

Число людей, готовых на смерть или свободу, на ко­торых можно было положиться росло, наш «экипаж»  увеличивался день ото дня. С помощью Володи Соколова всем нам удалось сойтись в одну команду. План был  тщательно разработан. Каждый из участников знал  свои обязанности при захвате самолета и в полете. Все  готовились, ходили как наэлектризованные.

Никто не сомневался, что самолет мы захватим. Всё  теперь зависело от меня. Сумею ли я запустить машину и поднять ее в воздух? Эта мысль не давала мне покоя  ни днем, ни ночью. Как сожалел я, что  в  свое время мало уделял внимания  изучению самолетов  иностранных  марок! Сколько раз вспоминал слова  командира эскадрильи Боброва: «Нам нужно  до  тонкости знать технику врага. Учитесь, пока  есть время, пригодится» И теперь горько раскаивался, что только бегло и мало интересовался боевой техникой противника. А сейчас близок локоть, да не укусишь!

Летчику-бомбардировщику, конечно, легче было бы совершить полет на «Хейнкеле-111». А я — истребитель. Правда, был знаком с конструкциями и особенностями пилотирования самолетов других типов, но лишь по­верхностно. Только один раз за войну довелось мне со­вершить полет на бомбардировщике, и эта небольшая практика должна мне очень пригодиться теперь.

По ночам долго не смыкал глаз, припоминал, что еще нужно сделать для подготовки к полету. «Убедись, еще раз убедись, всё ли в порядке»,— эти слова инст­руктора авиаучилища ярко вспоминались теперь. «В авиации нет мелочей»—эту истину я и раньше знал по опыту. А  в условиях такой необычной подготовки к по­лету, когда кругом враги, этих «мелочей» будет во сто крат больше, чем за все годы моей службы в авиации.

Какой избрать маршрут? Этот вопрос волновал меня не меньше других. Можно лететь над сушей, можно над морем. На первом маршруте меня обстреляют враже­ские зенитки. Нет, лучше над морем, пусть лучше наш полет никто не «обслуживает»...

Задумываться приходилось над многим. Как, напри­мер, встретят мой самолет с фашистской свастикой наши, советские зенитки и истребители? Собьют к чер­ту. Ведь им неизвестно, что на нем летят свои, советские люди, вырвавшиеся из ада,  истосковавшиеся по Родине, готовые немедленно встать в строй и беспощадно гро­мить подлого врага. Нам вовсе не улыбалось оказаться под огнем своих товарищей и стать жертвами недора­зумения.

Однако до этого еще далеко. На первом плане стоит проблема: чем бить конвоиров? У нас нет никакого ору­жия, а голыми руками ничего не сделать с нашими си­лами. Члены экипажа начали проявлять инициативу, вооружаться.  Иван Кривоногов  раздобыл  железную  клюшку с кольцом, довольно увесистую и удобную для нанесения удара. Володя Соколов выдрал какую-то де­таль из разбитого тягача, я привязал на веревочку большую гайку, как отвес, которую можно использовать вроде кистеня; другие носили в котелках камни. Всё готово. Осталось только выбрать удобный момент и...

В обеденный  перерыв немцы группами уходили с аэродрома. Мы расчищали взлетную дорожку, прибли­жаясь к облюбованному бомбардировщику. Сейчас всё решится... Вдруг неподалеку от нас приземлился много­местный пассажирский самолет. Пассажиры и часть экипажа ушли, а мотор остался невыключенным. Это было очень кстати. Обменялись между собой взглядами и без слов договорились захватить лучше этот. К сожа­лению, в тот момент, когда мы стали приближаться к самолету, к нему прибыла большая группа фашистов. Пришлось отказаться.

Были потом и другие неудачи. То одна, то другая причина не позволяла нам овладеть машиной. Но никто и мысли не допускал о том, чтобы отступить от приня­того решения.

 


УРА

УРАЛЕТИМ!

 

           В начале февраля несколько дней подряд шел снег. Я боялся, что улететь не удастся, что меня убьют. «Де­сять дней жизни» истекали 10 февраля. А пока меня продолжали жестоко избивать. Силы таяли, и я уже еле двигался. Товарищи старались поддержать меня, отрывая крохи от своего мизерного пайка, по ночам делали мне примочки. Да и сам я упорно не хотел сда­ваться, напрягал всю волю, пересиливал слабость и боль во всем теле и шел на работу...

Наконец, 8 февраля, облачность рассеялась, с утра из-за горизонта выплыло яркое, ослепительное солнце, которого мы так долго ждали.

— Сегодня или никогда!— шепнул я друзьям. В этот день нас, десять человек, повели засыпать бомбовую воронку. О готовящемся побеге знало  вместе со мной пять человек, а остальные ни о чем даже не подозревали. И вот мы пятеро идем рядом. У всех на лицах твердая решимость. Четко, с усердием выпол­няем все приказания. Я не свожу глаз с нового двухмо­торного модернизированного бомбардировщика «Хейнкель-111». На нем, как мы уже знали, летал сам командир авиачасти— кавалер ордена железного кре­ста первой степени. При его появления все фашисты дрожали, вытягивались в струнку. Я видел, как прогре­вали моторы. Значит, машина готова к полету. Но есть ли в баках топливо?

Восемь человек бросали в воронку землю, а мы с Володей Соколовым трамбовали ее. Приближался обе­денный перерыв. Скоро немцы уйдут на обед. Надо бы­ло спешить. Как на зло, мы работали за границей аэродрома и проникнуть на летное поле к самолетам не могли.

—  Пора начинать,— сказал я Володе. — Улетим  завтра,— ответил он.— Видишь,  как да­леко мы от самолетов...

Володя Соколов, как переводчик и исполняющий обязанности бригадира, мог договориться с конвоиром о переходе на другую воронку, ближе к самолетам. От него зависело теперь всё. До завтра я не мог отклады­вать. Ведь осталось жить два дня! Уходя из лагеря, я попрощался со всеми друзьями и дал себе клятву, что улечу сегодня на Родину или буду растерзан фашист­скими собаками.

  - Володя,— повысил я голос и посмотрел на него так, что он всё  понял,— шутить я не намерен! Приказы­ваю: сейчас же веди к самолету!.. Иначе оба будем мертвыми...

Не ответив больше ни слова, Володя стал что-то объяснять конвоиру, показывая рукой в сторону само­летов, затем подал нам команду построиться. Направи­лись к четырехмоторному тяжелому бомбардировщику, который я облюбовал. Этот самолет способен был взять на свой борт до ста человек таких, как мы, «сухарей». В первой команде в 45 человек, где я работал вначале, люди, предупрежденные подпольной организацией, еже­дневно в обеденный перерыв ждали, когда к ним под­рулит самолет, за штурвалом которого будет сидеть человек в полосатой одежде. По его сигналу поднятием руки они были готовы в любой момент расправиться с охраной, быстро сесть в самолет, чтобы лететь па Ро­дину. Таков был наш план.

В то время, как мы уже подходили к самолету, раз­дался звонок на обед. Немцы группами, бросив всё, по­валили с аэродрома. Лучшего момента и желать было нечего.

— Приготовиться!— взглядом даю команду товари­щам, но в следующую  секунду точно иглой кольнуло в сердце, бросило в жар: на правой плоскости самолета был снят аэерон. Дал знак: отставить.

Фашист, увидев подозрительное перемигивание за­ключенных и то, что они без его разрешения на мгно­венье нарушили строй, пришел в ярость. Приказал бежать бегом к ангару, сопровождая приказ ругатель­ствами и ударами прикладом. У меня мелькнула мысль: «У ангара будем расстреляны»... До ангара было далеко, и он загнал нас в ближайший капонир. Несколько минут стояли мы в капонире  перед направленным на нас дулом винтовки конвоира, который блуждал по нас растерянным взглядом, как будто чуя свою гибель. Наконец он опустил винтовку к ноге, за­курил, бросил Соколову зажигалку:

—  Фойер махен!  (Разжечь костер!)

Костер запылал. Фашист стал греться,  приказал нам не подходить близко.

Володя попросил у него разрешения посмотреть, не везут ли нам обед, и, получив таковое, взобрался на земляной вал капонира, посмотрел вокруг и подал нам знак, что вблизи никого нет. Мы с Иваном Кривоноговым переглянулись. «Действуй!» моргаю ему. Кривоно­гов, обнажив свою железную клюшку, начал прибли­жаться к фашисту с тыла. Остановился, примерился…  Гитлеровец увидел его, обернулся и направил на него дуло винтовки, быстро загоняя в ствол патрон. Я вы­хватил из котелка отвес и ринулся на конвоира сзади, рассчитывая ударом по голове опередить выстрел. Он оглянулся и побледнел от ужаса, видя, что нападают на него со всех сторон. Кривоногов в это время прыгнул к нему, взмахнул клюшкой... Тупой удар в правый висок, и фашист повалился замертво.

Пятеро военнопленных, не знавших о нашем плане и целях убийства конвоира, пришли в ужас и отчаяние. Ведь за убийство солдата всех повесят немедленно!

—  Что ты наделал?!— бросились они к Кривоногову, готовые растерзать его на месте.— Из-за тебя всем смерть!

Я схватил винтовку и, грозя им расстрелом, прика­зал встать в шеренгу, а затем, передав винтовку Кри­воногову, приказал ему навести порядок и объяснить, в чем дело, а сам с Володей Соколовым бросился к ко­мандирскому самолету.

«Политинформация» у Кривоногова прошла быстро:

—  Спокойно! Сейчас полетим на Родину!.. Миша — летчик!

Люди сразу всё поняли и воспрянули духом. Момен­тально труп солдата зарыли в снег. По моему указанию Кривоногов забрал у убитого документы, часы и табак. Строем все явились к самолету...

С разбега я рванул дверцу кабины. Она была за­крыта на ключ. Обежал вокруг самолета, думал найти стремянки или лестницу. Нигде ничего нет.

—  Подними меня на плоскость, я проникну в каби­ну через стекла и открою дверцу,— сказал я Володе. Но он не в состоянии был поднять меня, три попытки ни к чему не привели.

Снова подбежал к дверце. Ударом попавшейся под руку железной болванки проделал отверстие в дюра­люминиевом корпусе фюзеляжа, просунул руку и открыл дверцу. Вскочил в кабину. Нашел электроприборную доску, нажал две кнопки с надписью «Батарея» и гля­нул на электроприборы. Стрелки не двигались. Нажал на все кнопки сразу. Приборы не действуют. По прово­дам за бронеспинкой нашел ящик, открываю, крышку: аккумуляторов нет!.. У меня ноги подкосились, помути­лось в голове, на лбу выступил холодный пот, и я шлеп­нулся на пол. Подняться не было сил. «Неудача!»— ре­зануло меня по сердцу. Перед глазами проплыла виселица и болтающиеся на ней десять трупов...

Без искры не запустить моторов. Что же делать? Секунды решали вопрос жизни и смерти всех нас. Вот первая «мелочь», за которую придется расплачиваться головой! Чего же я лежу пластом,  как  ларализованный? Попробовал подняться и не смог. Собрал последние силы, кое-как подполз по наклонному полу кабины к дверце, с трудом открыл ее и крикнул друзьям:

—  Аккумуляторов нет!.. Скорее ищите где-нибудь!..

Соколов и Кривоногов бросились куда-то со всех ног. Вижу: катят какую-то тележку. Это был вспомога­тельный аккумулятор для запуска моторов.    Это было  спасение!

В процессе своих длительных наблюдений я видел, как немцы пользовались им, и тут же проделал всё так, как делали они: подключил аккумуляторную тележку к бортовой сети. Нажал на кнопки и увидел, как стрел­ки приборов забегали по циферблатам. Я даже вскрик­нул от радости. Мне стало жарко. Одним взмахом сбро­сил с себя верхнее  тряпье, остался в одной полосатой курточке. Одеждой заполнил парашютное   гнездо в сиденьи.

—  Расчехляй моторы!— крикнул друзьям.

—  Готово!— доложил Кривоногов, который четко и последовательно делал всё так, как я его учил. Он уже успел вытащить колодки из-под колес шасси, снять струбцины с элеронов и рулей. И остальные члены эки­пажа работали с молниеносной быстротой, как заправ­ские авиаторы, хотя никто из них до этого и близко не был около самолета.

Нажимаю на стартер. Левый мотор взревел. Зара­ботал и правый. Все моментально оказались в кабине. «Всё в порядке»,— думал я. Но ликовать рано.  «Спо­койнее, спокойнее»,— говорю себе. Пока прогревались моторы, еще раз проверили, всё ли готово для полета, бегло ознакомился с контрольными приборами. «Спе­шить в авиации не надо при всех условиях. Всё преду­смотри»,— вспомнил я слова инструктора казанского аэроклуба Саши Мухамеджанова. Еще и еще раз осмот­рел каждый прибор, прислушиваясь к звукам работаю­щих моторов.

К тем приборам и агрегатам, назначения которых не  знал, боялся прикоснуться.

           Самолет стал медленно выруливать к взлетной полосе. Тут мы увидели, как два самолета один за другим совершили посадку и начали рулить нам навстречу. Я немного уклонился, приказав своему «экипажу» спрятаться в фюзеляж. Во время рулежки во всем копировал фашистских летчиков. Одно только не по-гитлеров­ски сделал: установил самолет от стартера-финиша метров на двести дальше. Эту должность выполняла женщина в черном комбинезоне. В приподнятой правой руке она держала ракетницу и беспрерывно давала мне какие-то сигналы, стреляя ракетами. Трудно было по­нять: то ли она разрешала, то ли запрещала взлет, но меня это не интересовало.

Довожу обороты мотора до полной мощности. Само­лет как бы вытянулся вперед, но тормоза удерживают его на месте, а ручка управления, до отказа взятая на себя, не дает ему скапотировать. Не уменьшая газа, плавно отпускаю тормоза. Машина рванулась вперед по бетонной дорожке, постепенно набирая скорость. Штурвал отвожу от себя за нейтральное положение с тем, чтобы ускорить подъем хвостового оперения само­лета, но это не помогает. Машина идет послушно, уско­ряя свой стремительный разбег, но от земли не отры­вается.

Чувствую по мере увеличения скорости и пробега какое-то повышенное, ненормальное давление на ручку управления самолета. «Неужели ошибка?»— мелькнула мысль. Изо всех сил давлю на штурвал и ничего не могу сделать. Как быть? Штурвал начинает давить мне на грудь. Моторы ревут — газ до упоров, винты образуют сплошной вращающийся диск, а самолет бежит на трех точках.

Налегаю на штурвал всем корпусом, упершись нога­ми в спинку сиденья. Чувствую, что самолет отделился  от земли и тут же из-за отсутствия   подъёмной силы с шумом падает с небольшой высоты то на левое,    то на правое колесо шасси. Снова повторяется отрыв, и сно­ва— падение. И взлетная дорожка кончается. Неужели не смогу взлететь? Да, до конца взлетной полосы само­лет уже не взлетит... Что же делать? Сделать прерван­ный взлет?.. Нельзя из-за близости морского берега. — Братцы! Один раз помирать!.. Держитесь!.. Резко убираю газ. Машина по инерции стремитель­но мчится под уклон. Десятки метров отделяют нас от моря. Я знаю, что пользоваться тормозами на больших скоростях нельзя, но нельзя и медлить—сейчас врежем­ся в морские волны. Вопреки сознанию, ноги инстинктив­но нажали на педали тормозов. Самолет потерял прямо­линейное направление, но корпус его по инерции устре­мился вперед, хвостовое оперение отделилось от земли, и вся машина стремилась перевернуться (скапотировать) через моторы.  «Всё кончено»,— подумал я, резко осла­бив давление на тормоза. Хвостовое оперение с грохотом ударилось о грунт. По инерции самолет с бешеной ско­ростью продолжает бежать на трех точках. Как его ос­тановить?   Опять нажал  на тормоза — машину  повело на капотирование, снова отпускаю тормоза, как и первый раз, но ничего из   этого не выходит.  Машина про­должает свой стремительный бег. Еще миг — и мы бу­дем в море...

Не знаю, что быстрее сработало, мысль или инстинкт, но я с неимоверной силой нажал ногой на левую педаль тормоза и увеличил обороты правому мотору. Словно в смерче, самолет приобрел бешеное вращательное дви­жение левого разворота с правым креном; у самого обрывистого берега моря сделал такой разворот, что консольная часть правой плоскости вспахала землю, а левое колесо шасси поднялось   вверх.    Тело    самолета  подвинулось на правом колесе в сторону моря, оставив глубокий след на грунте. В кабине самолета стало тем­но от поднявшейся тучи пыли. Машина покачалась на двух точках — правого колеса и костыля — и... медлен­но опустилась на левое колесо. С сильным треском са­молет принял стоячее положение.

«Поломалось шасси?» — в груди у меня похолодело. Осмотрелся: корпус самолета стоял на своих ногах, в двух метрах от обрыва. Меня охватила радость — само­лет цел! Но почему он не поднимается? Что давило на ручку управления? Чтобы установить причину, посылаю Володю Соколова проверить хвостовое оперение, нет ли там красных струбцинок. Он выскочил из самолета и побежал к хвосту. Возвращается и кричит:

—  Нет там никаких красных струбцинок!

Это подтверждало и свободное движение штурвала, о чем я в горячке и не подумал. Лес худых рук потянулся ко мне:

—  Михаил, взлетай же скорее! Немцы бегут!

Я и раньше заметил, как гитлеровцы стали отделять­ся от зенитных батарей и самолетов, и уже принял ре­шение. Пусть бегут, пусть удаляются от зениток и истребителей, я вырвусь из кольца окружения и про­изведу повторный взлет с того же места. Они бежали, обгоняя друг друга, к нашему самолету, поняв, что с ним что-то случилось. Но бежали без оружия.

—  Михаил, взлетай, а то погибнем!— взволновались мои товарищи!

Но как взлететь? Самолет не поднялся против ветра, а по ветру и думать нечего, да еще впереди препятствия: радиомачты, ангары, лес... Какой тут взлет!

Толпы гитлеровцев всё ближе и ближе, уже в десят­ках метров от нас. Нервы друзей не выдерживают. От­чаявшись, они уже не умоляют, а приказывают:

—  Михаил, взлетай, или!..

Я почувствовал холодное лезвие штыка между ло­патками. Это меня взорвало, и я с такой яростью крикнул на них, как не кричал еще никогда в жизни. Друзья шарахнулись в сторону.

Через плексиглаз кабины продолжаю наблюдать, как фашисты полукругом окружают самолет, не подозревая, что в нем не их летчики, а заключенные, что-то кричат. Меня бросило в дрожь, волосы зашевелились на голо­ве. Нет, не от страха, а от ненависти к проклятым му­чителям. Отвращение к презренному врагу переполняло сердце гневом и жаждой мести. Живым они меня не возьмут теперь, но если придется умереть, то дорого заплатят за наши жизни!

—  За Родину!— крикнул я товарищам, всем своим корпусом подавшись вперед, с силой сжимая штурвал и сектора газов, слившись воедино с работающими мо­торами... дал полный газ моторам и отпустил тормоза. Самолет, словно конь, ринулся вперед на максимальной скорости, врезался в толпу гитлеровцев, кроша их вин­тами.

Иван Кривоногов, как будто желая помочь самолету, кричал во весь голос:

—  Руби их, гадов!.. Топчи сволочей!..

Пока гитлеровцы опомнились и сообразили, что произошло с самолетом, и забили тревогу, наша машина, не уменьшая скорости, неслась, обгоняя ветер, к свободе. Оставив позади себя самолеты, она побежала по бето­нированной дорожке, как по ковру, к тому месту, откуда мы пытались взлететь первый раз. Мысли мои летели быстрее машины: «Неужели снова неудача? Что за при­чина?» У намеченной точки я развернул самолет, но уже более осторожно, с меньшей вращательной силой, боясь повторить прежнюю ошибку.

Снова занимаю положение для взлета против ветра.  Не соблюдая никаких правил летной службы, даю газ  -  сектора доходят до предела, отпускаю тормоза. Машина  с ревом по той же дорожке несется к морю. Володя Соколов занял место «штурмана» в передней части кабины, Кривоногов и   Кутергин— со мной рядом. Машин ведет себя так же, как и первый раз, и я ничего не могу с ней сделать.

— Давите на  руль!— призываю    на    помощь товарищей.

Кривоногов и Кутергин усердно нажали. Чувствую, что хвост самолета начинает отрываться от земли, фю­зеляж приобретает горизонтальное положение. Скорость начала заметно возрастать, от чего земля покрылась сплошными линиями. Четыре удара колес о цементную дорожку. Наконец, более плавный, последний толчок — отрыв от земли. Самолет в воздухе! Какие радость и волнения охватили наши сердца! Я был на седьмом не­бе. Ведь колеса шасси уже не катились по земле, а са­молет громадным размахом крыльев разрезал воздух. Земля уходила вниз. Мелькнул обрывистый берег и ос­тался позади.

Плавно работали моторы, унося нас из ужаснейшего ада, с вражеской земли, пропитанной кровью и слезами миллионов людей. Я вспомнил, что на полной мощности моторы долго работать не могут, убавил обороты, уста­новил одинаковое их число и переключил внимание на приборы.

— Ура! Летим!— ликовали мои товарищи и от радо­сти, переполнявшей их сердца, запели «Интернационал».

И уже ни преследование вражеских истребителей, поднявшихся в воздух, ни зенитки, открывшие по нас огонь, ни ошибки моего «экипажа» не могли помешать нам добраться до родной земли.

 

 


ЗДРАВСТВУЙ, РОДНАЯ ОТЧИЗНА

ЗДРАВСТВУЙ, РОДНАЯ ОТЧИЗНА!

 

Полет продолжался в самых неблагоприятных усло­виях. Еще больше усложняло его мое незнание чужой машины. Ведь мне нужно было не только вести самолет, не сбиваясь с курса, но и изучать машину в полете, выяс­нять, какая кнопка на приборном щитке для чего предназначена. Всё это каждую секунду грозило не­поправимой катастрофой. Всё зависело от моей вы­держки, собранности, сметки и догадливости.

В то время как «экипаж», которому дела нет до того, какие неимоверные трудности стоят передо мной, пел «Интернационал», а Соколов и Кривоногов  вдохновенно дирижировали, штурвал еще быстрее, чем при взлете, начал переходить в положение резкого набора высоты, огромная тяжесть наваливалась мне на грудь. Созда­лась серьезная опасность свалиться в штопор.

— Давите на ручку!.. Зачем отпустили?! — закричал я так, что песня тут же оборвалась. Друзья поняли, что с самолетом происходит что-то неладное. Кривоногов и Кутергин бросились ко мне и стали давить на ручку управления с таким усердием, что самолет описал дугу сверху вниз и перешел в отвесное пикирование. Мы обезумели, когда увидели, как быстро приближается во­да к нашему самолету... Вот-вот нырнем в свинцовую пучину Балтийского моря.

— Оставить! Перестаньте давить!— подаю команду. Друзья отпустили ручку и стали ее слегка придер­живать.

— Вот так, так хорошо,— киваю им.

Зону смертельной опасности миновали. Самолет пос­лушно выровнялся и принял горизонтальное положение  у самого зеркала воды, чуть не коснувшись поверхности моря колесами  шасси. Теперь  я уже более  спокойно  подавал друзьям сигналы. Плавно начал набирать высоту и, поднявшись на 150—200 метров, перешел в горизонтальный полет.

На сердце у меня отлегло, а друзья всё еще находились  под впечатлением только что миновавшей опасности  и на всё смотрели испуганными глазами, следя за каждым моим движением. А я продолжаю изучать рычаги управления, к которым всё еще боялся притронуться.  Правее сидения нащупал рукой какое-то маленькое колесико. Повернул его несколько раз по ходу самолета и почувствовал резкое уменьшение нагрузки на руки. Самолет плавно стал изменять направление в сторону  земли. Радости моей не было границ. Это колесико оказалось штурвалом триммера руля глубины, который до сих пор был поставлен на посадку. Вот почему не взлетал самолет! Самолет стал послушным, управлять им  стало легко одному.

— Отпустить,— командую помощникам,— больше  мне не нужна помощь.

С высоты 700—800 метров я хорошо заметил взлет истребителей с аэродрома, на котором, мы только что  были. Обгоняя друг друга, они взлетели в разных  направлениях, видимо, намереваясь атаковать меня со  всех сторон. Решил подняться повыше. Вдруг Володя Соколов, наблюдавший за воздухом, доложил:

— Михаил! Самолет!

Оглянувшись, я увидел «Фокке-Вульфа». С минуты  на минуту  он мог открыть  пулеметный  огонь. Но не  успел он догнать нас, как наш самолет вошел в облака.  Преследователи потеряли нас из виду. Но мы оказались в ужасно критических, опасных условиях «слепого» по­лета. Если в обычном полете нелегко  справиться с не­знакомой машиной,  то нетрудно  понять,  каково мне было теперь...

В самолете стало темно, как ночью, даже крылья были еле-еле видны. Сделал плавный левый разворот с целью ввести в заблуждение преследователей. Время тянулось медленно. Дрожь охватила меня. Состояние было такое, как перед смертью.

...Впиваюсь глазами в приборную доску, стараясь как можно осторожнее установить нормальное поло­жение в развороте, но несоразмерные действия моих неуверенных, дрожащих рук и ног только ухудшают ре­жим полета. Самолет вошел в скольжение... И вдруг стало светло... Самолет падает с большой скоростью на левую плоскость. Резким координированным движением устанавливаю нормальный полетный режим и спешу скорее снова зайти в облака, чтобы истребители не об­наружили меня.

Вторая и третья попытки «слепого» полета окончи­лись тем, что мы чуть  не врезались в море, почти косну­лись колесами шасси воды. Чтобы окончательно не сва­литься в штопор, принимаю решение лететь по нижней кромке облаков. То вхожу в гребень сгущенного обла­ка, то снова ясно вижу под самолетом синеву Балтий­ского моря.

С каждой минутой полета метеорологические условия ухудшались, облачность опускалась все ниже, прижимая нас к воде. Высотомер всё время показывал снижение. Наконец стрелка остановилась на  делении 0 метров. Летим над самой водой. Моря уже не  видим — оно сли­лось с облаками. Судя по времени полета, скоро конец морю, мы можем врезаться в какое-нибудь береговое препятствие. И вообще лететь на такой высоте опасно. Что же делать?


Участник  перелёта  Ф.П. Адамов
Участник перелёта Ф.П. Адамов

Принимаю решение: пробить облачность во что бы то ни стало, а иначе нам не избежать смерти. И это не безопасно в условиях нашего полета, но все же риска  меньше.  Ради  сохранения жизни товарищей я должен преодолеть  все  трудности «слепого»   полета.  Начал набирать высоту.  Еще тем­нее стало в кабине. Всё мое внимание  сосредоточено на приборной доске.  Самолет послушно  метр  за метром поднимает  нас  ввысь. Но нам кажется,  что мы  вот-вот  врежемся  в  землю... Прошло пять минут,  а ко­варное  облако  становится все   плотнее.   Мы  ждем,  когда  оно кончится, а ему нет  и, кажется,  не будет конца.   Вокруг  сплошная ночь. Руки и ноги уже оде­ревенели  от   напряжения. Сколько времени мы летим в бездну,  не представляя, где верх, где низ,— десять, двадцать, тридцать минут? Не знаю. Каждая минута нам представляется вечностью. Вдруг, как в глубоком колодце, на миг блеснул свет, и снова наступила  темнота. За этот короткий  срок я убедился в нормальном полете самолета. Ждем, что ско­ро выберемся из облачности.  Это были самые тягост­ные секунды ожидания...

— Солнце! — вскрикнули все одновременно, когда самолет вырвался из мрака и засеребрился в ярких солнечных лучах. Слезы радости затуманили мне глаза. Друзья отвернулись в разные стороны, чтобы не пока­зать своего волнения, облегченно вздыхали, вытирая рукавами мокрые щеки. Теплые лучи согревали плексиглас, наши худые, высохшие тела. На сердце стало свет­ло и радостно. Мы вырвались из мрака, нам светило солнце свободы!

Взглянув на часы, захваченные у убитого конвоира, я сориентировался по солнцу и установил, что летим не на восток, а на северо-запад. Беру курс на восток, на Родину. Горючего в баках более тысячи килограммов. Спасибо фрицам — не поскупились. Пожалуй, до Моск­вы хватит. Но «штурман» у меня больно уж ненадежен, у него даже карты нет.

— Ищите карту,— говорю «экипажу»,— она должна быть где-то в кабине.

И действительно, карту нашли, но без толку — это была карта Западной Европы, а мне нужна была Во­сточная Европа, карта нашей родной советской земли. Пришлось всё время ориентироваться по солнцу. Да, как я и думал, само сердце, без карты и компаса ведет меня туда, куда были устремлены наши мысли и взоры во все дни фашистской неволи!

В прорыве облачности мы увидели на море караван фашистских судов. Сопровождавшие их истребители за­метили нас. Три «Мессершмитта», отделившись от остальных, пошли нам навстречу. Тут мы перетрусили, как никогда. «Очевидно, по радио им уже сообщили о нашем побеге, и теперь они перехватывают нас,— думал я.— Сейчас чесанут из пулеметов — конец нашему по­лету»...

— Всем спрятаться в фюзеляж! — приказываю своей полосатой команде.

Стервятники прошли надо мной в 20—30 метрах. Я видел даже лица гитлеровцев. С трепетом в сердце ждал, что сейчас резанут по мне из пулеметов. Однако проле­тели и огня не открыли. Я продолжал вести самолет по взятому курсу,  не показывая вида,  что испугался их.

Если им не сообщено по радио о нашем полете, то они могут и не догадаться, в чем дело. Оглянулся назад, не разворачиваются ли, чтобы атаковать меня. Нет, они уже присоединились к группе самолетов, сопровождаю­щих корабли. Опасность миновала.

Вдали виден берег Балтийского моря. Пересекаем какой-то залив и летим уже над сушей. Впереди ясно обозначилась линия фронта. Грудь распирает от радости и счастья: еще немного — и мы будем на родной земле, среди своих, советских людей! Но радость сменилась новой тревогой. Откуда-то неожиданно вынырнул «Фокке-Вульф» и привязался к нам. Фашистский летчик, летев­ший со стороны фронта, наверно, был удивлен: что за авиатор летит  к линии фронта с выпущенным шасси? Он поднялся выше нас и нахально стал заглядывать ко мне в кабину. Очевидно, его удивление было еще большим, когда он увидел за штурвалом немецкого самолета лет­чика в диковинной полосатой форме. Он всё кружился и смотрел на меня, как на обезьяну. А у нас дух захваты­вало от его любопытства. Сейчас, думаем, даст со всех бортовых пулеметов, и конец нам. Жизнь наша висела на волоске. Когда фашист в третий или четвертый раз повис надо мной, вокруг нас стали рваться снаряды зениток. Это советские батареи встречали вражеские само­леты. «Фокке-Вульф» оставил нас и пошел на запад.

Белые дымки рвущихся зенитных снарядов вспыхи­вали вокруг самолета. Осколки стучали по кабине, по фюзеляжу и плоскостям. Потом самолет вздрогнул от сильного толчка. За спиной у меня раздались крики чле­нов «экипажа»:

— В правом крыле пробило дырку больше метра!

— Правое шасси перебило!

— Двое ранено!

— Михаил, садись скорее!..

Мы только пересекли линию фронта, ни о какой посадке не могло быть и речи. Я отчетливо видел огне­вые точки, автомашины, двигавшиеся из советского тыла к передовой, всё, что происходило по обе стороны фронта.

А по нас бьют и бьют беспрерывно. Хорошо еще, что фашисты не стреляют, они думают, что их самолет летит на бомбежку переднего края советских войск. Чтобы избежать прямого попадания, то уменьшаю, то увеличи­ваю скорость полета. Наконец линия фронта осталась позади. Принимаю решение идти на посадку, иначе нам не сдобровать— свои же собьют. Снижаюсь до двухсот метров и веду самолет вдоль шоссе. Отчетливо вижу двигающуюся навстречу по шоссе колонну советских воинов, которые, увидев наш самолет, бросились врас­сыпную во все стороны.

- Ура! Наши солдаты идут!— кричу товарищам.



Самолёт,  на  котором  бежали  из  фашистского  плена  М. П. Девятаев  и  его  товарищи
Самолёт, на котором бежали из фашистского плена М. П. Девятаев и его товарищи

Выбираю место  для посадки, пока нас не встретили и не взяли в оборот советские истребители. Вижу вспаханное поле. На  нем — лужи, местами  снег. Нелегко посадить здесь  бомбардировщик,  но делать  нечего дальше лететь нельзя.

Иду на посадку... Сильный удар, треск! «Подломилось шасси»,— мелькнуло в голове. Самолет на брюхе пополз по грязи, остановился.

— Здравствуй, родная Отчизна! Мы дома! — Вылезайте, черти полосатые! — кричу «экипажу» И впрямь, трудно сказать, на кого мы походили тогда в полосатой одежде, с бирками на груди, перемазанные грязью. Еще совсем недавно гитлеровцы на  нас кричали: «Русская свинья, плохо работаешь!» И вот мы  на свободе! Не вышли, а выпорхнули из самолета, все, упали на родную землю, целовали ее и плакали, не  стесняясь друг друга.

С автоматами, ручными пулеметами и гранатами приближались к нам советские воины.

— Эй, фрицы! Сдавайся!..

— Хенде хох! — доносились до нас их голоса.

— Братцы, мы не фрицы! — отвечаем мы.— Мы свои, советские! Из плена бежали на фашистском самолете!..

Слыша родную речь, но все еще не доверяя, солдаты и офицеры остановились. Им, видимо, непонятно было, как это русские люди оказались на фашистском самолете. Мы наперебой объясняли им историю своего переле­та. Они подошли к нам. И вот мы уже обнимаемся и це­луемся с братьями по оружию. Видя, какие мы измучен­ные, солдаты на руках понесли нас в расположение своей части, находившейся на отдыхе после жаркого боя. И не куда-нибудь, а прямо в столовую принесли нас и сразу угостили солдатским обедом, вкуснее которого ничего нет на свете.


М. А. Емец
М. А. Емец

Вечером мы слушали рас­сказы наших гостеприимных друзей о победах Советской Армии, о том, как были из­гнаны оккупанты с нашей родной земли. Мы расска­зали им о пережитом нами в фашистском плену и как нам удалось вырваться из когтей смерти. Нам хотелось тут же идти в бой с врагом, чтобы скорее одержать по­беду, освободить из тяже­лой неволи товарищей, всё еще томящихся на фашист­ской каторге.

Мои друзья по перелету находили земляков, беседо­вали с ними  о родных местах.   Иван   Кривоногов встретил солдата  из Горьковской области. Володя Немченко оживленно разгова­ривал с белорусом, сибиряк Петр Кутергин обнимался с воинами из Новосибирской области, Михаил Емец делился своими переживаниями с украинцами. Нас окружили казахи, татары, узбеки, грузины. Все они бы­ли для нас как родные братья.

И вот уже не верится, что два часа назад мы были во вражеском плену, будто все пережитое нами — кош­марный сон. Конечно, в сердцах остался кровавый след каторги. Но неволя не сломила нас. Мы перенесли не­имоверные лишения и издевательства врага, потеряли силы, надорвали здоровье, но самое дорогое — честь и верность Родине — сохранили.

Родина!  Что может быть дороже для советского человека! Все дни и месяцы в фашистских  застенках мы  только и жили мыслями о ней.  Ради нее боролись со смертью и победили ее. Советский  человек непобедим, ибо он — сильнее смерти.

 


ВРАГ НЕИСТОВСТВУЕТ

ВРАГ НЕИСТОВСТВУЕТ

 

Что же произошло в концлагере Свинемюнде после  того,  как  мы угнали вражеский самолет?

За месяц до конца войны, в апреле 1945 года, в одной из воинских частей я встретился со своим товарищем по каторге Павлом Черепановым. Он знал о нашем плане побега и хотел вместе с нами принять в нем участие, но, к сожалению, в решающий день, когда мы захватили «Хейнкель-111», находился в другой рабочей команде. После нашего побега Павел Черепанов оста­вался на острове до прихода советских войск. Он рассказал мне, что угон нового модернизированного само­лета, принадлежавшего самому командиру авиачасти, вызвал страшный переполох среди фашистов.

Все работы на острове были прекращены. Рабочие команды заключенных гитлеровцы в спешном порядке пригнали в лагерь. Узников построили на плацу перед бараками и заставили стоять по команде «смирно». Между рядами измученных людей рыскали охранники со списками и производили перекличку, которая повто­рялась много раз подряд. Не отозвалось десять человек.

— Где спрятались эти негодяи?! — допытывались фа­шисты у заключенных.— Будете стоять в строю до тех пор, пока не скажете! Все, кто знает и не говорит, будут повешены!

На головы ни в чем неповинных  людей градом сыпались палочные удары, пощечины. Русских выводили из строя и жестоко избивали прикладами, топтали но­гами, угрожали расстрелом, если они не скажут, где находятся те, которых не хватает по спискам. В ответ— гробовое молчание. Никто  не произносил ни звука, не  издал стона.

Все знали, где находятся десять их товарищей. Ла­герь с быстротой молнии облетела весть о побеге группы русских военнопленных на захваченном ими бомбарди­ровщике. Еще лучше знали об этом  фашисты, но они боялись произнести эти слова, ибо пример был весьма заразителен для заключенных. В каждом русском воен­нопленном им мерещился теперь летчик,  который при первой же возможности ворвется в кабину самолета и улетит. Поэтому охранники делали вид, что ничего тако­го не случилось, что отсутствующие спрятались где-то на острове с  тем, чтобы потом попытаться  переплыть залив... Тяжело было стоять раздетым  и голодным людям под проливным дождем пополам со снегом, но никто не чувствовал этой тяжести—глаза светились радостью за тех,  кого не было сейчас среди них, кто уже на родной земле. Они гордились нашим успехом, как своим собст­венным, восхищались дерзостью товарищей, среди дня, на глазах у фашистов овладевших  лучшим бомбарди­ровщиком и улетевших на Родину.

Комендант лагеря и командир авиачасти шифрован­ной депешей сообщили о случившемся чудовищном чрезвычайном происшествии высшему начальству в Бер­лин. Всю ночь держали заключенных на плацу, пока не получили указаний из Берлина. Потом снова начались зверские расправы, вымещение злости на невинных лю­дях. Стойко и мужественно держались заключенные, перенося пытки, лишение сна и пищи. Перед ними был наглядный пример того, как избавиться от фашистского  ада. Они знали, что выстоят и всё выдержат, если будут верными своему воинскому долгу, Родине и Коммуни­стической партии. И выдержали, и дождались свободы. Советская Армия уничтожила фашистскую нечисть и вызволила их из тяжелой неволи.

А чем же кончилась неприятная история с нашим побегом для фашистских извергов — коменданта лагеря и командира авиачасти, оставшегося без самолета, а также для охранников и воздушных «асов», проворо­нивших самолет?

Об этом в течение пятнадцати лет, прошедших с тех пор, как мы улетели, ничего не было известно. И только в 1960 году «Литературная газета» (№ 42 от 7 апреля 1960 г.) опубликовала интересный документ по этому вопросу. В статье «300 «асов» Эдгара Меоса» сообща­лось: «...Сейчас пришел неожиданный документ о не­слыханном подвиге советских людей, так сказать, сви­детельство с «другой», с немецкой стороны. Вот оно, это письмо:

«...В пятый день после побега Девятаева и его това­рищей на «Хе-111» в Свинемюнде неожиданно приехал сам рейхсмаршал Геринг. Ввиду серьезных разногласий по использованию ВВС, которые с 1943 г. начали происходить у него с Гитлером, маршал всё чаще разъезжал по аэродромам Германии, «чтобы смотреть в глаза этим молодчикам-летчикам», а также «давать им перцу», по­казывая, что он, Герман Геринг, еще «в полной силе»…  А тут этот неслыханный случай кражи бомбардировщи­ка со Свинемюндского аэродрома.

Приехал Геринг на черном лимузине «Мерседес». На салют командира части он ответил небрежным жестом руки. Высший эсэсовский офицер группенфюрер генерал-лейтенант Булер, прибывший с маршалом, иг­норировал салют командира части.

Схватив командира части за отвороты френча, Ге­ринг тряс его изо всех сил, истерически крича:

— Вы дармоеды!.. Кто разрешил вам брать пленных русских летчиков в команду аэродромного обслужи­вания?!

А после он орал на летчиков:

— Вы сволочи! Вы дали украсть бомбардировщик каким-то вшивым русским  военнопленным! За это вы  поплатитесь...

Сопровождавшие Геринга генералы авиации были ошеломлены, но не промолвили ни слова.

Геринг бесновался, как сумасшедший. Когда коман­дир части попробовал что-то объяснить, маршал заорал  на него:

— Придержите свой язык, вы, пособник беглецов! С этой минуты вы, майор, лишены своего поста и разжа­лованы в рядовые. Вы и ваши дерьмовые летчики еще почувствуете мою руку! Раньше, чем зайдет солнце, все вы будете расстреляны. Мною будет назначен военный суд ВВС...

Началось краткое следствие, которое произвел на месте эсэсовец Булер. Он сорвал с коменданта конц­лагеря погоны и орденские ленточки, объявил его аре­стованным и преданным военному суду. Та же участь постигла нескольких солдат из лагерной охраны и авиа­ционной части. Арестованные были посажены в карцер, командир части — под домашний арест. Лишь пилот «Фокке-Вульфа», преследовавший «Хе-111», сумел оп­равдаться: он не имел боеприпасов, так как только что  вернулся из боя.

Закончив следствие, Геринг, кряхтя, полез в «Мерсе­дес», крикнув своему водителю:

— Пошел! Увези меня прочь из этой навозной ямы!..

На следующий день в Свинемюнде приехали эсэсов­ские военные судьи. Бывший комендант лагеря военно­пленных, четыре эсэсовца из охраны и несколько  солдат были приговорены к расстрелу. Их тут же посадили в грузовики и увезли в неизвестном направлении. Лишь командир авиачасти был освобожден из-под домашнего ареста по личному приказу Гитлера, когда тот узнал о «цирке», устроенном Герингом в «Свинемюнде».

Это письмо было прислано в «Литературную газету» техником Тартуского автобусного л таксомоторного пар­ка Эдгаром Ивановичем Меосом, который коллекцио­нирует материалы о подвигах воздушных асов. На осно­ве собранных материалов тов. Меос опубликовал в одном из английских журналов очерк о русских летчиках пер­вой мировой войны, которым заинтересовался немецкий автор книги об асах первой мировой войны Гейнц Новар-ра. Между ними завязалась переписка. Водном из своих писем Эдгар Меос попросил Гейнца Новарра посмот­реть в архивах: «нет ли подробностей побега Девятаева из Свинемюнде». Вскоре он получил это письмо и пере­дал его в «Литературную газету».

Таким образом, стало известно то, о чем мы не зна­ли до последнего времени. Много неприятностей доста­вили мы своим побегом фашистам. Недаром они так неистовствовали, перегрызая друг другу глотки.

 

 

ВОЛНУЮЩИЕ ВСТРЕЧИ

 

Никогда не забыть мне того дня, когда в 1945 году я вернулся домой, встретился с матерью и женой. Сколь­ко радости и счастья принесла нам всем эта неожидан­ная встреча! Ведь семье сообщили, что я пропал без вести. Не было никаких надежд на мое возвращение. И  все-таки мать и жена не переставали меня ждать и до­ждались! Снова я был в родной Казани. Поступил на работу в речной порт, откуда уходил когда-то в авиа­цию. Там и сейчас работаю капитаном «Метеора» — быстроходного катера на подводных крыльях.

Родина, Коммунистическая партия и Советское Пра­вительство высоко оценили наш побег из концлагеря на вражеском самолете. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 августа 1957 года мне присвоено звание Героя Советского Союза, а все участники пере­лета награждены орденами.

Где же теперь члены моего «экипажа»? Иван Павлович Кривоногов  живет в г. Горьком и ра­ботает товароведом в речном порту на Волге. Приезжая на своем «Метеоре» из Казани в Горький, я всегда с ним встречаюсь и бываю у него в гостях. Он всё такой же энергичный и смелый, каким был в дни нашего зна­комства в концлагере. Правда, пережитые пытки, ли­шения и издевательства врага подорвали его здоровье, но дух не сломлен и глаза по-прежнему излучают за­дорные огоньки и могучую жизненную силу.

В апреле 1957 года после того, как о нашем перелете было напечатано в центральных газетах, откликнулся Михаил Александрович Емец, работающий бригадиром в колхозе им. Ворошилова Синевского района Сумской области. Вскоре у нас состоялась встреча в Москве.

Долго и настойчиво искал я остальных товарищей. Удалось найти Федора Петровича Адамова, который ра­ботает в РТС в с. Ильинка Литвиновского района Ро­стовской области.

Владимир Соколов,  Петр Кутергин и Иван Олейник погибли в боях за Родину. До сих пор мне неизвестна судьба Владимира Немченко (Тимченко) из Тереховского района Гомельской области, Трофима Герасимовича  Сердюка  из Гулькевичского района  Краснодарском края и Николая Урбановича из Горловки.

Один за другим находились и старые друзья-однопол­чане, и товарищи по фашистской каторге, ставшие для меня родными братьями. Первым приехал поздравить меня с высокой наградой мой командир, боевой друг  и  товарищ, образ которого вдохновлял меня все дни,  про­веденные в жуткой неволе,— Владимир Иванович Боб­ров. От него я узнал много интересного о своих однопол­чанах, об их героических подвигах в боях с фашистскими стервятниками, о боевом пути нашей части, отмеченном многими блестящими победами. Владимир Иванович Бобров и сейчас командует авиачастью, воспитывает молодых летчиков, вооружая их своим богатым боевым  опытом.

В Москве я встретился с Иваном Мефодьевичем Па­пулой. Могли я думать, расставаясь с ним в концлагере «Заксенхаузен», что через тринадцать лет встречусь с ним в столице нашей Родины! Оказывается, ему уда­лось бежать из концлагеря. Теперь Иван Мефодьевич работает лаборантом института нефти Академии Наук СССР. Пополневший и полысевший, он остался таким же волевым и жизнерадостным человеком, отдающим все свои силы и знания любимому делу.

Сергей Вандышев приехал ко мне в Москву с женой Кирой, о которой он столько рассказывал мне в плену. Из Кляйнкенигсбергского лагеря гитлеровцы отправили его в лагерь Луккенвальде, неподалеку от Берлина. В этом застенке томились тысячи советских, французских и английских военнопленных. В ночь с 21 на 22 апреля 1945 года советские военнопленные этого лагеря совер­шили массовый побег. Вандышев вернулся в свой авиа­полк, стал командиром эскадрильи и участвовал  в  штурме Берлина.



Встреча  друзей.  Алексей  Ворончук  (слева),  Михаил  Девятаев  и  Алексей  Федирко.  Киев,  1958  год
Встреча друзей. Алексей Ворончук (слева), Михаил Девятаев и Алексей Федирко. Киев, 1958 год

 В Киеве состоялась моя встреча с Алексеем Ворончуком. Туда же приехал на нашу встречу его замеча­тельный друг и боевой товарищ Алексей Федирко, про­живающий в г. Умани.

Но самая волнующая встреча, о которой я и думать не мог, неожиданно произошла в октябре 1957 года.

Советский комитет ветеранов войны пригласил меня в Москву  на встречу бывших узников концлагеря «Заксенхаузен». Встречались люди, вместе переживав­шие нечеловеческие муки и лишения, не щадя жизни боровшиеся против ненавистного врага, не раз спасав­шие друг другу жизнь. После освобождения с 1945 года они ничего не знали друг о друге. И вот теперь, встре­чаясь здесь, в Москве, пожилые мужчины бросались друг другу в объятия, целовались и плакали...

Я прибыл, когда в актовом зале Советского комитета ветеранов войны уже шел доклад о лагере смерти и борьбе советских патриотов в содружестве с иностран­ными антифашистами против поработителей. Меня избрали в президиум. Я внимательно всматривался в лица сидевших в зале бывших узников «Заксенхаузена». Вдруг мой взгляд остановился на одном человеке, сидев­шем во втором ряду с левой стороны, и сердце у меня заколотилось от волнения... Он тоже смотрел на меня, тяжело дышал и нервно вертелся  на стуле, то и дело протирая платком глаза. «Он тоже волнуется»,— поду­мал я. Еще пристальнее всматриваюсь в его лицо... «Неужели он? — стучит мысль.— Возможно ли с того света ему явиться сюда?» Нет, зрение и память не обманывают меня, я на всю жизнь запомнил черты этого лица! Да, это он — смертник, политрук Андрей Дмитриевич Рыбальченко!.. Он приподнялся улыбаясь, готовый броситься ко мне, но сдержался.

И вот мы уже стиснули друг друга в объятиях, целуемся, у обоих льются слезы... Радость переполняет наши сердца, не умещаясь в груди, и мы не можем произнести ни слова. Но и без слов мы понимали друг друга и думали об одном и том же...

— Значит, жив! — повторял я.

— Улетел!.. А говорил: «не сумею»...— в волнении произнес он, и знакомая улыбка озарила его лицо.

Мне не терпелось поскорее узнать от Андрея Дмитрие­вича всё, что произошло с ним и Николаем Степанови­чем Бушмановым после нашей разлуки. Ведь я  давно похоронил их... С болью в сердце переживал их печаль­ную, трагическую участь, с благодарностью вспоминал всё, что сделали они для меня и многих других товари­щей. Ведь вскоре после того, как я прибыл на аэродром, туда привезли другую партию заключенных из «Заксен­хаузена». Некоторые из них уверяли меня, что своими глазами видели, как политрука и полковника в день их отправки увели в крематорий в числе семи человек...

Когда мы приехали в гостиницу, от Андрея Дмитрие­вича я узнал, что он живет в г. Майкопе, а Николай Степанович Бушманов в Свердловской области. Как же им удалось спастись? Оказалось, что гитлеровцы, преж­де чем казнить их, попытались с помощью провокаторов из белоэмигрантов, которых подсаживали к ним под ви­дом таких же обреченных на смерть, выпытать, кто еще из участников подполья продолжает вести борьбу. Но добиться им ничего не удалось. Бушманов и Рыбальчен­ко выиграли время и дождались освобождения.

— А насчет крематория товарищи тебе правильно сказали... В скором времени после твоего отъезда нас, семь человек, действительно вызвали и увели. Кроме нас, было еще три еврея и два поляка. Их повесили на наших глазах, а нас вернули назад. Это была обычная пытка, которой они хотели  сломить наше  упорство и  заставить развязать языки. Но мы предпочитали смерть предательству, держались и вели себя до конца так  же, как при тебе...

А как они держались при мне, я знал. Я был счаст­лив тогда, что встретился с такими друзьями, а теперь счастлив втройне, что они живы.

Пять дней мы жили с Андреем Дмитриевичем в од­ном номере гостиницы и всё время вспоминали то одно, то другое из пережитого, общих друзей и знакомых.

— А помнишь?..

— А помнишь?.. — перебирали мы в памяти события тех тяжелых дней.

— А ты помнишь того белокурого голубоглазого дат­чанина, Оскара Вернера, коммуниста, что приносил ко­робки с продуктами? — спрашивает он.

— Фамилии не помню,— отвечаю я,— но его самого, как живого, вижу перед собой. Ведь эти его коробки стольким людям жизнь спасли, в том числе и мне!

В 1958 году я был в гостях у Андрея Дмитриевича в Майкопе, а в 1961 году приехал снова к нему. Побывал и у Николая Степановича Бушманова в Свердловской области. Дружба наша, скрепленная кровью и муками в гитлеровских застенках, никогда не остынет и не за­будется, пока мы живы. Вместе мы вспоминаем, как эта святая дружба и взаимная товарищеская выручка помо­гали нам переносить тяготы и лишения, одерживать победу над самой смертью. Этому научила нас Комму­нистическая партия, которая и там была с нами, вдох­новляла нас на борьбу с врагом, указывала пути к победе. Только благодаря этому стал возможным и наш перелет из фашистского плена на Родину.

 

 


От издательства

От издательства. Статьи, очерки и заметки о беспримерном подвиге автора этой книги, опубликованные в советской и зарубежной прессе, вы­звали у нас и за границей массу жи­вейших откликов читателей. М. П.Девятаев любезно передал нам часть их писем и телеграмм. Эти материалы и публикуются ниже.

 

 

СТРОКИ  СЕРДЦА



Главный  маршал  авиации  Вершинин  вручает  М.П. Девятаеву  правительственную  награду
Главный маршал авиации Вершинин вручает М.П. Девятаеву правительственную награду

 

ТЕЛЕГРАММЫ

 

 

КАЗАНЬ, М. П. ДЕВЯТАЕВУ

 

Поздравляем Вас с присвоением высокого звания Героя Советского Союза. Мордовская земля гордится своим сыном.

 

Мордовский обком КПСС.

Президиум Верховного Совета МАССР.

Совет Министров МАССР.

 

 

КАЗАНЬ, М. П. ДЕВЯТАЕВУ

 

Искренне поздравляем с высокой правительственной наградой. От души желаем новых успехов в работе, личной жизни.

 

Ответственный секретарь Советского Комитета

 ветеранов войны Маресьев.

 

 

КАЗАНЬ,  РЕЧНОЙ  ПОРТ, ДЕВЯТАЕВУ МИХАИЛУ ПЕТРОВИЧУ

 

От имени коллегии Министерства речного флота и от себя лично поздравляю Вас с присвоением звания Героя Советского Союза. Желаю здоровья, плодотвор­ной работы.

 

Министр речного флота РСФСР  Шашков.

 

 

КАЗАНЬ,  ДЕВЯТАЕВУ  МИХАИЛУ  ПЕТРОВИЧУ

 

От всей души поздравляем тебя с высокой прави­тельственной наградой — присвоением звания Героя Советского Союза. Желаем счастья и здоровья на благо нашей Советской Родины!

 

Владимир  Бобров.

 

 

КАЗАНЬ, ДЕВЯТАЕВУ  МИХАИЛУ  ПЕТРОВИЧУ

 

Тобой заслужена награда.  Ты доказал, что России славные сыны могут вырваться из ада. Целуем.

 

Иван Шамов, Рем Онищук.

 

 

КАЗАНЬ,  РЕЧНОЙ  ПОРТ, ДЕВЯТАЕВУ

 

Как гражданин, коммунист, участник Отечественной войны, горжусь Вашим подвигом. Вы настоящий герой!

 

Молодов, директор школы № 45 г. Куйбышева.

 

 

КАЗАНЬ, РЕЧНОЙ  ПОРТ, ДЕВЯТАЕВУ МИХАИЛУ ПЕТРОВИЧУ

 

Поздравляем с присвоением звания Героя Советско­го Союза, с воскрешением из мертвых. В полку считали погибшим.

 

Киев, ул. Громовой, Иваненко.

 

 

КАЗАНЬ, ДЕВЯТАЕВУ  МИХАИЛУ  ПЕТРОВИЧУ

 

Поздравляю тебя, дорогой товарищ, с высокой пра­вительственной наградой — присвоением звания Героя Советского Союза. Тяжелый путь мы прошли в условиях концлагерей. Но не согнулись, с честью выдержали все испытания. Рад за тебя, мой незабываемый друг!

 

Михаил Емец.

 

 

 

ПИСЬМА

 

 

ГОРЯЧО ПРИВЕТСТВУЕМ

 

Мы, летчики, техники, авиационные специалисты и весь личный состав части, собравшись на митинг по по­воду присвоения Вам высокого звания Героя Советско­го Союза, горячо приветствуем и поздравляем Вас с вы­сокой правительственной наградой и желаем больших успехов в работе, доброго здоровья и счастья.

Личный состав гвардейской истребительной части, в которой Вы ранее проходили службу и мужественно сражались в период Великой Отечественной войны, гор­дится Вашей отвагой и героизмом, которые Вы прояви­ли в боях за честь, свободу и независимость нашей Со­ветской Родины.

Сообщаем Вам, что своим упорным воинским трудом и учебой мы добиваемся новых успехов в боевой и по­литической подготовке, в совершенствовании летного мастерства.

Еще раз желаем Вам многих лет жизни и больших успехов в работе на благо и процветание нашей люби­мой социалистической Родины.

 

По поручению личного состава части

 командир войсковой части Хорунжий.

 

 

НОВЫХ УСПЕХОВ В ТРУДЕ И СЧАСТЬЯ В ЖИЗНИ!

 

Дорогой товарищ Девятаев! Мы, воины Н-ской ча­сти, несущие службу за рубежом родной страны, шлем Вам, верному сыну нашей Отчизны, славному советско­му патриоту, свой теплый, сердечный привет.

С большим волнением мы узнали о Вашем подвиге в суровые годы Великой Отечественной войны. В жесто­ких условиях фашистского плена Вы проявили несгибае­мую волю и величие духа советского человека, безза­ветную преданность своей Родине и жгучую священную ненависть к ее врагам. Только воин, воспитанный Ком­мунистической партией, способен на такой героизм и отвагу, которые проявили Вы, совершив перелет на вра­жеском самолете из гитлеровского лагеря смерти вместе с группой военнопленных. Поистине наш народ может гордиться такими людьми — со смелыми, мужественны­ми сердцами.

На замечательном примере Вашей стойкости и бес­страшия, на подобных примерах доблести многих тысяч советских воинов в годы Великой Отечественной войны мы воспитываем у молодых высокие морально-боевые качества, горячий советский патриотизм и стремление образцово выполнять свой воинский долг перед Ро­диной.

Находясь вдали от Родины, на территории Герман­ской Демократической Республики, мы ясно понимаем всю ответственность возложенной на нас партией и пра­вительством почетной задачи. На переднем рубеже за­щиты государственных интересов своей страны наши воины все силы и энергию отдают на повышение своей боеготовности.

С гордостью мы узнали, что Вы, работая в волжском пароходстве, самоотверженно трудитесь на новом замечательном теплоходе и вместе со своими товарищами вносите посильный вклад в выполнение грандиозного семилетнего плана.

От всей души желаем Вам и всему коллективу доб­рого здоровья, новых успехов в труде и счастья в личной жизни. Надеемся, что между нами установится крепкая связь.

Заверяем Вас, что мы будем с честью оберегать мирный созидательный труд своего народа, его покой и счастье.

 

По поручению личного состава  в/ч

заместитель командира по политчасти

гвардии майор Гинзбург.

 

 

ГОРЖУСЬ, МИХАИЛ!

 

Здравствуй, дорогой Михаил! От всего сердца позд­равляю тебя с высокой правительственной наградой. Когда я прочитал в газете Указ о присвоении тебе зва­ния Героя Советского Союза, у меня на глазах наверну­лись слезы. Я от души рад, что ты жив и здоров, вырвался все-таки из ужасного фашистского плена.

После вашего побега по концлагерям ходили о вас легенды. Еще бы: это был не просто героический подвиг, а, пожалуй, единственный случай за всю историю войн! Фашисты перепугались!

Я расскажу тебе коротко о том, что было в лагере в тот день, когда вы улетели. Ваше исчезновение вызвало невероятный переполох. Фашисты послали в погоню несколько истребителей. Но вражеские самолеты скоро вернулись обратно. Мы не знали, что стало с вами. Ока­зывается, вам удалось добраться до своих. Молодцы! Погоня была, значит, напрасной.

Начальника аэродрома (впоследствии говорили), расстреляли будто по приказу самого Гитлера. Не столько за самолет, сколько за сам факт. Лагерфюрера — того рыжего и длинного гауптмана — в тот же день посадили и затем упрятали неизвестно куда. Нас всех загнали в лагерь и трое суток не выводили на работу. Таскали в комендатуру на допросы, особенно нашу, четвертую штубу. Многих били, и мне попало. На меня показал штубэльтестер — белобрысый Герман, ты его знаешь хорошо. Он сказал, что мы были друзьями, и я не мог не знать о предстоящем побеге. Над нами изде­вались, жестоко пытали. Но мы выдержали.

Я решил тоже во что бы то ни стало бежать. Однаж­ды, возвращаясь из порта, где мы грузили на корабли оборудование (в связи со стремительным наступлением наших войск немцы начали срочно эвакуировать с ост­рова все свое хозяйство), я на ходу выбросился из авто­машины. Но — неудачно: сломал левую руку. Меня подобрали, а через некоторое время отправили в лагерь смерти Берген-Бельзен. Здесь я был освобожден наши­ми войсками. В марте 1946 года вернулся на Родину, демобилизовался. Сейчас работаю в областном управле­нии мебельной и деревообрабатывающей промышлен­ности начальником конструкторского бюро. Живу хоро­шо. Жена тоже работает, она у меня педагог.

Дорогой Михаил! Очень хочется встретиться, вспом­нить наше тяжкое прошлое, вместе порадоваться нашим сегодняшним счастливым дням.

Михаил! Ты, возможно, забыл меня? Посылаю фото 1949 года, это более подходит к тому времени: сейчас я, конечно, изменился. Мы с тобой ведь годки. Я бывший инженер железнодорожного транспорта, военное зва­ние— капитан, был начальником разведроты. В плен попал в 1942 году  с  тяжелым штыковым  ранением в  живот. Бежал и примкнул к партизанам. Потом снова попался в лапы гестапо. Началась кошмарная жизнь в концлагерях. В лагере Свинемюнде я встретился с то­бой. У меня был 11187 номер. А имени, как и у других, не было...

Ну, до встречи, дорогой! Пиши.

Сердечный привет и самые лучшие пожелания тво­ему семейству.

 

М. И. Лупов, г, Саратов, Кирпичная, 51, кв. 2.

 

 

ПРИЕЗЖАЙ В ГОСТИ!

 

Дорогой Михаил Петрович! Очень рад твоему пись­му. Несказанно рад, что многие наши товарищи по ла­герю живы и трудятся. Ведь до твоего письма о их судь­бе я почти ничего не знал.

Михаил Петрович! Не слышно ли что о Николае Чесных? Очень хороший был человек. Мы с ним были большими друзьями. Хотелось бы знать что-нибудь о Катаеве. Помнишь, как он пел наши русские песни? Душа разрывалась.

После того, как немцы обнаружили наш подкоп, ме­ня много пытали, требовали выдать зачинщиков. Гауптман схватил меня за горло и чуть не задушил. Но я не сказал ни слова. Тогда он отпустил меня и дал понять: будешь повешен. Вечером я некоторым товарищам дал свой домашний адрес, чтобы они, если останутся живы­ми, написали бы о моей смерти. Но вот прошло столько лет, и ни от кого не было письма. Вот почему я решил, что все мои друзья погибли.

Позднее меня тоже отправили в лагерь Свинемюнде. Здесь я совершил побег, но чуть не погиб. Спас один гражданский немец, мастер-наладчик, чудеснейший че­ловек. Я благодарен ему до конца жизни.

Ты сообщаешь, что пишешь  книгу воспоминаний. Это замечательно! Надо всему миру рассказать о страш­ных зверствах фашистов, о том, какие ужасы нам при­шлось пережить в гитлеровских застенках. Надо пове­дать, как мужественно и стойко держались советские люди перед лицом смерти.

Сейчас я живу в Якутии, в селе Нюбра. Здесь много народу. Совсем недавно это место было захолустным. Теперь не узнать его. Скоро станет городом. У нас две электростанции, два замечательных клуба, отличная баня, есть и авиапорт, промкомбинат, лечебные уч­реждения, четыре школы среднего образования, огром­ное управление экспедициями, совхоз и т. д.

У нас стоят большие морозы — доходят до 50 граду­сов. На улице — сплошной белый туман. Красиво!

Приезжай в гости, посмотришь наши северные края.

 

С горячим приветом

   твой друг А.П. Цоун.

 

 

НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ

 

Дорогой Михаил! Пишет тебе Адамов Федор Петро­вич. Не забыл меня? Я, например, тебя никогда не забу­ду. Помню до мельчайших подробностей все: как жили в лагере, как работали в невыносимых условиях, как из­девались над нами фашисты. Все помню. А разве мож­но забыть тот момент, когда мы захватили фашистский самолет, забрались в кабину  и  поднялись в воздух!

Не было конца нашему ликованию. Помнишь, как все запели «Интернационал»? Если бы не ты, Миша, мы могли погибнуть в лагере от страшных мук. Спасибо тебе, родной!

От всей души поздравляю тебя с высокой правитель­ственной наградой — с присвоением высокого звания Героя Советского Союза. Желаю тебе всего доброго в работе и личной жизни.

Пару слов о себе. Я работаю шофером, имею пять сыновей и одну дочь. Вот так! Все живы и здоровы. Вместе со мной шлют тебе сердечный привет и самые лучшие пожелания.

 

Жму руку.

 

Ф. А. Адамов,

 Литвиновский район Каменской области.

 

 

ДОРОГОЙ СОКОЛ

 

Здравствуй, дорогой и незабываемый друг Миша! Разреши передать тебе сердечный привет и массу наи­лучших пожеланий и благ в твоей жизни.

Миша, какой я сегодня счастливый! Мне  попалась газета «Советская Россия», в которой я нашел тебя. Я целовал тебя на снимке, где ты сидишь со своей семьей, и решил немедленно написать тебе письмо. Как я рад, что ты жив, дорогой сокол, как я доволен, что ты на нашей русской прекрасной  земле со своими  близкими  людьми!

Мне невольно вспомнились те ужасные дни. которые мы пережили в лагере Свинемюнде. Сколько там погиб­ло замечательных людей! Вспомнились все те,  кто мужественно переносил жестокие страдания и унижения.

Миша, ты и там, в лагере, был примером стойкости для нас, военнопленных. Недаром тебя правительство еще  до плена несколько раз наградило боевыми орденами. Ты достоин этого!

Недавно я получил письмо от Михаила Емеца. Он работает председателем в своем родном селе Бирки Синивского района Сумской области. Он дал обещание приехать ко мне в гости. Приезжай и ты.

Миша, прошу тебя, вышли свое фото. Привет супру­ге и твоим орлам-сыновьям. Пусть они растут такими же мужественными, как и ты сам.

 

С. Воротников,

 бывший узник Свинемюнде.

 

 

ИСПЫТАНИЕ ВЕРНОСТИ ВОИНСКОМУ ДОЛГУ

 

С чувством величайшего удовлетворения и гордости за наш великий народ, Коммунистическую партию и Советское правительство прочитал сначала очерк «Мужество» в «Литературной газете» Яна Винецкого, а затем воспоминания М. Девятаева «Мы — люди со­ветские», опубликованные в газете «Советская авиация». В них рассказано о замечательном подвиге, совершен­ном нашими замечательными воинами во главе с М. Девятаевым.

Какая нужна была поистине несгибаемая твердость и сила духа, чтобы в стане злобствующего врага, силь­ного и коварного, хитрого и изворотливого, выстоять против всех испытаний, выпавших на долю безоружных людей!

Эти люди — настоящие богатыри земли советской — сумели сохранить в себе силы и беспримерную выдержку,  перенесли величайшие невзгоды, не запятнали свои честь и достоинство. Верные своему воинскому долгу, пре­исполненные гордости за свою великую Родину, они смогли победить смерть в тяжелой и неравной борьбе. Настоящий подвиг может послужить замечательной темой для создания высоко патриотического, глубоко волнующего художественного фильма, который будет иметь большое воспитательное значение не только для советских воинов, но для всего советского народа.

 

А. Д. Бабаев, гв. подполковник,

  г. Ростов-на-Дону, Текучева, 153, кв. 52

 

 

 

ЕСЛИ У ВАС ЕСТЬ ДЕТИ, ЖЕЛАЮ, ЧТОБЫ ОНИ БЫЛИ ТАКИМИ, КАК ВЫ

 

Дорогой, всеми советскими людьми уважаемый Михаил Петрович! Поздравляю Вас с праздником Ве­ликого Октября.

Вам пишет это письмо старенькая, 1885 года рож­дения, родственница писателя А. П. Чехова. Наши де­ды были родными братьями. Антона Павловича я еще девчонкой видела и слышала в доме моих родителей. Он оставил в моем сердце неизгладимый след. Если бы он был жив и прочитал о Вашем геройском поступке в газете «Правда» от 17 августа 1957 года, то тоже восхи­тился бы Вами, поздравил бы Вас с праздником осво­бождения и радости, поблагодарил бы за то, что Вы своим геройским поступком еще раз доказали, на что способен наш человек. Я в этом уверена.

Если у Вас есть дети, желаю, чтобы они были таки­ми, как Вы.



М. Девятаев  в  кругу  семьи
М. Девятаев в кругу семьи

Я живу во дворе, где много ребят всех возрастов. Я часто им рассказываю о Вас, о Вашем бессмертном подвиге. Каждый из них мечтает быть таким, как Михаил Петрович Девятаев. Мы все жмем Вам от всего сердца руку и желаем счастливо дожить до тех дней, до тех желанных времен, когда не будет больше войн и на земном шаре установятся братство, равенство и любовь

Прошу Вас очень: ответьте нам, напишите побольше о себе. Я тоже «немного пишу», и мне так хочется написать о Вас.

 

Уважающая  Вас  В.  Чехова,  по  мужу — Семыкина,

 г. Таганрог, ул. Антона Глушко, 34, кв. 15.

 

 

ПИШЕТ ВАМ ЛЕКТОР...

 

Уважаемый Михаил Петрович! Пишет Вам лектор Климов из г. Перми, который познакомился с Вами на съезде в Москве. В своих лекциях о коммунистической морали я часто рассказываю о Вашем замечательном подвиге. Мои слушатели очень интересуются Вашей судьбой и судьбой Ваших товарищей. Но я о Вас знаю, к большому сожалению, только по скупым газетным материалам. Если есть возможность, то сообщите, где можно более основательно прочитать о Вас.

Мне часто приходится выступать с лекциями в райо­нах нашей области. У нас на местах почти в каждом клубе есть эпидиаскопы. Я был бы Вам очень признате­лен, если бы Вы смогли подарить свою фотографию, которую можно использовать как иллюстрацию на пуб­личной лекции.

От всей души желаю Вам успехов в работе и в лич­ной жизни. Большой привет Вашей супруге и всем близ­ким. Я очень рад, что познакомился с Вами. Со своей стороны делаю всё, чтобы наша молодежь была достой­ной сменой Вам, мужественным защитникам Родины.

 

С коммунистическим приветом Е. Климов,

 г. Пермь, Большевистская, 68.

 

 

СПАСИБО ВАШЕЙ МАТЕРИ

 

Дорогой Михаил Петрович! Разрешите мне передать Вам свой чистосердечный привет, а также пожелать всего доброго в жизни. Как я был восхищен Вашим под­вигом! Спасибо Вашей матери Акулине Дмитриевне за то, что она родила и вырастила такого несгибаемого воина! Ваш подвиг, совершенный во имя Родины, будет жить вечно.

Правильно оценила его Родина. Благодаря подоб­ным людям сейчас покоряется космос, совершаются удивительные чудеса.

Желаю счастья!

 

Г. Ф. Проскуро,

 

Иркутская обл., г. Братск, 8, палатка 28.

 

 

ЖДЕМ ВСТРЕЧИ С ВАМИ

 

Здравствуйте, Михаил Петрович! Горячий сахалин­ский привет от пионеров школы  № 8.

В нашей школе организован клуб интересных встреч. У ребят недавно побывал делегат XXII съезда КПСС Н. Е. Золотов. Посетили их многие члены бригад ком­мунистического труда, а также участники слета юных знаменосцев.

Не всегда возможно организовать встречу в клубе с кем хотелось бы. Поэтому мы открыли заочное отделе­ние. Ребята завязывают переписку со знатными людьми страны и читают вслух письма на своих занятиях.

Пионеры 5 «А» класса имени Михаила Девятаева приглашают Вас на встречу в наш клуб. Если не смо­жете приехать лично — напишите нам письмо, вкратце расскажите о своем замечательном перелете на Родину, о своих товарищах по оружию.

Ждем встречи с вами!

 

По поручению совета клуба Юрий Горин,

 о. Сахалин, г. Александровск, Чехова, школа 8.

 

 

ЧТОБЫ МНЕ ЖИЛОСЬ ХОРОШО

 

Михаил Петрович! Я хочу переписываться со всеми героями нашей Родины, которые, не щадя ни силы, ни жизни, боролись во время Великой Отечественной войны за то, чтобы мне жилось хорошо, чтобы я училась, чтобы я не знала, что значит слово «война». Пусть услышат мой голос все герои, в том числе и Вы, Ми­хаил Петрович. Большое Вам спасибо, наши отцы, братья, товарищи! Мы не забудем тех, которые пали в священной борьбе за свободу и независимость нашей Родины!

Михаил Петрович, напишите, как живете, как здо­ровье. Как живет Ваша мать, Акулина Дмитриевна? Если она жива, передайте ей пионерский привет. Как живут Ваша жена, Фаузия Хайруловна, дочурка и сы­новья? Не переписываетесь ли с Адамовым, Емцем, Ворончуком?

О себе. Я председатель дружины имени Олега Коше­вого, руководитель кукурузоводческой бригады. Работы  хватает. Но не жалуюсь.

Разрешите поздравить Вас с приближающимся праздником 1 Мая.

 

Аня  Гадагатель, пионерка.

 Кр. край, ААО, Теучежский район.

 

 

БРАТСКИЙ ПРИВЕТ ИЗ ПОЛЬШИ

 

Дорогой Михаил Петрович! Я польский офицер и писатель; пишу книги и статьи на авиационные темы.

В журналах «Советский воин», «Крылья родины» и других я прочитал о Вашем побеге на немецком само­лете из лагеря Свинемюнде. Я восхищен Вашей отвагой и героизмом!


М. П. Девятаев  выступает  перед  студентами  Мордовского  университета
М. П. Девятаев выступает перед студентами Мордовского университета

Желая познакомить польских читателей с этим не­обыкновенным подвигом, я поместил про Вас статью в журнале  «Жолнеж  польски»  («Польский  солдат»),  которую написал на ос­нове материалов, поме­щенных в советской пе­чати. Статья вызвала большой интерес.

Мне хочется историю Вашего побега изложить теперь в большом рас­сказе и издать отдельной книгой. Такая книга по­содействовала бы укреп­лению польско-советской дружбы.

В этой связи обра­щаюсь к Вам, дорогой товарищ Девятаев, с просьбой сообщить мне некоторые подробности относительно Вашей судь­бы в немецком плену и самого побега из лагеря Свинемюнде. Эти  подробности мне необходимы для сочинения рассказа.

Прежде всего меня интересует, не встретились ли Вы во время Вашего пребывания в Польше и Германии с какими-либо поляками или с помощью с их стороны. Может, помните какие-нибудь фамилии, может, Вы по­могали полякам, например, в концлагере?

Не помните ли Вы каких-нибудь подробностей из пребывания в Варшаве и Лодзи? В какое время находи­лись Вы в этих городах, в каких лагерях? Не помните ли фамилий немцев из команды лагерей в Лодзи, в Кляйнкенигсберге, Маутхаузене, Свинемюнде?

Очень желательно, чтобы Вы написали побольше подробностей. Прошу Вас, товарищ Девятаев, не отка­зать мне в помощи, так как истории Вашего подвига мы в Польше придаем исключительное значение. Мы хотим по линии Общества польско-советской дружбы пригла­сить Вас в Польшу. Напишите, устраивает ли это Вас?

Шлю Вам, дорогой товарищ, братский привет от себя лично и от миллионов читателей. Жму Вашу руку  и жду ответа.

 

                                     Е. Банщык.

 

 

БЛАГОДАРЮ ЗА ПОМОЩЬ

 

Получил Ваше письмо, Михаил Петрович! Огромное спасибо. Я прочел его с большим удовольствием и очень рад, что мы завязали отношения.


Мне 37 лет, живу в Варшаве. Я майор  воздушных  сил. И, как уже писал Вам,  занимаюсь литературой. Когда приедете в Польшу, я позволю  себе подарить Вам несколько моих книг. Я в них много пишу о совет­ских летчиках.

Благодарю Вас сердечно за помощь — присылку Ва­ших воспоминаний. Вполне понятно, что я немедленно организую их напечатание в польских журналах. Дело в том, чтобы как можно большее количество людей в Польше узнало о Вашем подвиге.

Ваше воззвание к товарищам, бывшим узникам фа­шистских застенков, я опубликую немедленно в журна­ле «Жолнеж польски», а также в журнале, издаваемом «Союзом борцов за свободу и демократию», к которому принадлежат бывшие заключенные гитлеровских лаге­рей смерти. Это воззвание меня глубоко тронуло.

Шлю Вам сердечный привет и пожелания самого лучшего плавания. Как выглядит славная древняя Ка­зань? В 1958 году я был в СССР, но в Казани, к сожа­лению, побывать не удалось.  Очень жаль, что я не ви­дел даже Волги. Советский Союз так велик, что одна поездка не дает возможности увидеть всё интересное.

Много здоровья, товарищ  Девятаев!

 

Е. Банщык.

 

 

 

ТОВАРИЩУ „ЛЕТ НЕВОЛИ И ОБЩЕЙ ДОЛИ"

 

Дорогой товарищ! Много лет я пытался узнать о Вашем побеге из Свинемюнде. Я всё гадал: был ли он удачен или, как сообщили немцы, вы были сбиты возле Кюстрина. Поэтому я испытал огромную радость, когда в еженедельнике «Польский солдат» прочитал Ваше обращение — письмо к бывшим узникам фашист­ских концлагерей.

8 февраля 1945 года я со своей командой находился вблизи аэродрома, с которого Вы совершили побег, и видел, как захваченный Вами самолет поднялся в воз­дух. Это был замечательный подвиг! Он всех нас восхи­тил и воодушевил.

А какое впечатление он произвел на немцев! Фашис­ты не знали, что делать от злобы.

Может быть, когда-нибудь судьба сведет нас, и мы сможем вдоволь наговориться. Если будете в Польше— зайдите ко мне, приму от всего сердца. Товарищ Евге­ний Банщык пишет о Вашем подвиге книгу. Думаю, что он с Вами в контакте, получает от Вас все необходимые  сведения.

Извините, что пишу на своем родном языке, так как Вашим не владею в такой степени, чтобы мог на нем свободно говорить. Думаю, что понимание письма не вызовет больших затруднений.

Прошу ответить. Шлю самые сердечные пожелания.

 

Станислав  Яник.

 Жегесов-Здрой, № 52.

 

 

ИЗ  НЕМЕЦКОГО ЖУРНАЛА «ФРЕЙЕ ВЕЛЬТ»

 

САМОЛЕТ ДОКТОРА ШТЕЙНГОФА

 

Я сразу вспомнил всё, когда прочитал в журнале «Свободный мир» заметку «Побег из ада»...

Да, это был «Хейнкель-111», который 8 февраля 1944 года угнали советские военнопленные с площадки для запуска ракетных снарядов. Да, это был тот само­лет, который чуть не задел наблюдательный пункт, где я стоял тогда на посту.

Был подготовлен последний пробный старт «У-2» на площадке для запуска ракетных снарядов. Я стоял как солдат и техник на наблюдательном пункте, кото­рый находился в полутора километрах от площадки. Мое задание было — проследить агрегат при старте.

Вот мне сообщили, что приближается момент старта. В это время совсем неожиданно с западного аэродрома поднялся какой-то самолет. У меня было широкое поле обозрения, и я всё видел хорошо. Что случилось? Что это за самолет? Не может быть, что это машина Штейнгофа, на которой он должен подняться и проследить траекторию ракетного снаряда «У-2». Ведь она должна стартовать только по голубому сигналу!

Самолет взял курс на мою башню, пронесся на не­большой высоте над верхушками сосен, медленно и с трудом набирая высоту. Я узнал «Хейнкель-111».

На несколько секунд я был парализован... На высоте 15-20 метров пронесся над башней самолет. Когда он оказался уже над морем, с рампы поднялся ракетный снаряд «У-2». Спустя несколько минут на башню явился старший лейтенант воздушных сил, который (мне было известно об этом) не скрывал своих антинацистских на­строений. Он рассказал, что на том самом самолете, который был предоставлен в распоряжение доктора Штейнгофа для наблюдения за снарядом «У-2», бежали русские военнопленные. Я почти лишился дара речи. Мои мысли были с этими мужественными людьми. Удастся ли им прорваться? Доберутся ли они до своей Родины или снова попадут в руки фашистов?

На следующий день я, согласно приказу, покинул Свинемюнде. Нацисты умолчали об этом чрезвычайном, небывалом происшествии. Позднее мне приходилось слышать о победе русских смельчаков, но— мельком, без подробностей. Только теперь, прочитав заметку в журнале, я получил полное представление о подвиге, совершенном группой русских военнопленных во главе с Ми­хаилом Девятаевым.

 

Курт Шанп,

инженер-электрик центральной лаборатории

радиотехники, Берлин — Трептов.

 

 

 

ПРЕКЛОНЯЕМСЯ ПЕРЕД ВАШИМ ПОДВИГОМ

 

Дорогой Михаил Петрович! Просим Вас принять поздравления от меня и от моей семьи в связи с при­своением Вам высокого и почетного звания Героя Со­ветского Союза.

Преклоняемся перед Вашим подвигом. Передайте наши самые лучшие пожелания Вашей семье.

Еще раз желаем Вам всего наилучшего!

 

А. В. Остроумов, заслуженный врач РСФСР,

 Волгоградская обл., г, Ново-Анненск, Ленина, 57.

 




Новости >> Концлагеря >> Книги о концлагерях >> Содержание >> Читать

© Copyright
Сайт Марины Турсиной "Мы победили", 2010-2011
Все права защищены. При перепубликации материалов активная ссылка на сайт обязательна.